Написать автору
Оставить комментарий

avatar

СОЛДАТ И КНИГА

95 лет назад император Николай II стал гражданином Романовым Николаем Александровичем. В газетах и электронных СМИ многие авторы среди предпосылок этого события выделяют разложение русской армии под воздействием революционной агитации. По преимуществу крестьянская и в большинстве своём безграмотная солдатская масса приняла за чистую монету лозунги и посулы, бросила окопы, пошла на братание с противником и предала своего главнокомандующего.

О том, что «история ничему не учит», мне вспомнилось как раз в годовщину отречения царя от престола, когда я развернул «Известия» за пятницу, 2 марта и увидел небольшую корреспонденцию «Минобороны отказывется от книг». Сообщается, что последнее пополнение фондов гарнизонных библиотек было в 2010 году, в минувшем для этой цели не приобретено ни одной книги, а на год нынешний такая статья расходов даже не запланирована. По мнению не названного источника (очевидно, чиновника того же министерства) библиотеки гарнизонов ликвидируются, во-первых, из-за того, что офицеры могут приобретать книги сами, а солдаты срочной службы «вообще ничего не читают».

Случалось мне бывать в гарнизонных библиотеках и в нашем военном округе, и в Прикарпатском — всюду видел солдата с книгой. Не хочется верить, что всё так радикально изменилось…

Но задуматься есть над чем. Особенно в Международный день писателя — редкий праздник, побуждающий к размышлениям.

Кстати, с праздником, дорогие коллеги!

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 5

  1. Борис Вольфсон

    Российская мобилизационная армия рекрутируется из наименее образованной части молодежи. Верю, что солдаты, не приученные читать с детсва, и в армии ничего не читают. Начальству это, пожалуй, на руку. «Меньше знаешь — крепче спишь!» — этот лозунг никто еще не отменял. А «от многия мудрости», напротив, «происходят многие печали». Например, командир перестает казаться таким мудрым. И не только непосредственный комвзвода, но и те, что повыше. Нам оно надо? Нет, конечно.
    Так что, уважаемые писатели, отмечайте спокойно свой День, а читателей, в особенности военных, не беспокойте!

  2. Александр Смирнов

    Как ни странно, — сам удивился! — но только сегодня из информации на этом сайте узнал, что есть такой праздник.
    Присоединяюсь к поздравлениям!
    Что же касается библиотек…
    Сначала старый анекдот о В.И. Ленине: «Инесске сказать, что пошёл к Наденьке, Наденьке сказать, что пошёл к Инесске, а сам в библиотеку и работать, работать, работать…».
    Теперь не анекдот, а быль.
    1978-й год. Северный флот. Береговая база в пос. Росляково.
    Мне нужно в библиотеку — сдать прочитанные книги, взять новые. Как ни странно, в библиотеках военных поселков тогда можно было найти то, чего в гражданских библиотеках уже не было. То ли политотделы так небрежно работали, то ли циркулярные письма об изъятии «нежелательной» литературы рассылались только по гражданским публичным библиотекам, а о военных поселках забыли, но именно там можно было найти и «Новый мир» с «Одним днем Ивана Денисовича» и ещё много чего интересного.
    Бежать далековато, в другой поселок. Уйти в самоволку не проблема — территория не охраняется, только с одной стороны символический кусочек забора и где-то там КПП с дежурной вольнонаёмной девушкой для открывания ворот при въезде машины командира базы. Нарваться на патруль маловероятно — на два поселка один патруль, причем солдатский, а не матросский. В конце концов, от него можно убежать. Солдаты в сапогах, а матросы в ботиночках — бежать легче. Солдаты СТОЯТ на страже Родины, а матросы бегают по трапу. И т.д., и т. п.
    Проблема одна — за время отсутствия тебя могут недосчитаться. Может быть тревога по флоту (международная обстановка критическая), может быть внеочередная поверка и всё, что угодно. А если тебя в этот момент не окажется — ЧП со всеми вытекающими последствиями.
    Для того чтобы этого избежать, нужно, как минимум, предупредить дежурного по команде — пожилого усатого мичмана.
    Захожу к нему, отдаю честь, представляюсь и уже глядя на его физиономию понимаю, что говорить ему о библиотеке не имеет смысла. Просто не поверит. Даже если рядом пойдет, своими глазами увидит, все равно не поверит, что матрос из базы вырвался только ради библиотеки.
    — Товарищ мичман, нужно в самоход, в посёлок. Срочно!
    — А куда, зачем?
    — Ну, к бабе, товарищ мичман!
    Минут пять рассказываю ему, какая прекрасная баба, что она и как выделывает в постели (я к тому времени уже не только «Яму» Куприна прочитал, но и «Лолиту» Набокова в самиздате, правда, собственного опыта ещё практически никакого не было).
    Он причмокивает мокрыми губами и говорит:
    — Ну, беги! Только чтоб без залёта! И чтоб к подъему был на месте.
    — Да я ещё до отбоя вернусь, к вечерней поверке буду!
    Вот тут я оплошал, как-то не сообразил, что это уже лишнее.
    Он недоверчиво:
    — Это как это?
    Пришлось выкручиваться.
    — Ну, шустрый я! По-быстренькому, туда-сюда и обратно! Ну, может, не к отбою, чуть позже… Но к утру точно буду.
    — А!.. Ну, давай, шустрый, беги!..
    Я и побежал.
    А когда вернулся, пришлось на всякий случай от вечерней поверки в бойлерной прятаться. Благо там тепло, светло и новые книжки почитать можно.
    Это я к тому, что, как говорится, — «вода дырочку найдет». Как не изгиляйся над солдатом или матросом — хоть библиотеки закрой, хоть командиром ему полного дебила поставь, — а если захочет он что-то почитать, непременно найдет, даже в самоволку сбегает и командира обдурит.
    Вопрос только в том, как сделать, чтобы захотел он что-то почитать! И вот тут уж не только родительское и учительское дело, но и писательское.
    И писать надо бы получше, и доносить до этого парня, пока он ещё туда не попал, все самое лучшее из написанного. Хотя бы и через Интернет.
    Будем стараться!

  3. Борис Вольфсон

    ИЗ ПИСЬМА ПИСАТЕЛЬНИЦЫ И ИЗДАТЕЛЯ НАТАЛЬИ ВАСИЛЬЕВНЫ СТАРЦЕВОЙ
    ______________________________________________________________________________
    …Ну правы вы со Скребовым, правы… Он в своем стиле прав, ты в своем… А идиотизм крепчает, крепчает. У меня немало знакомых, с благодарностью вспоминавших армейские библиотеки, которые в свое время хорошо комплектовались. Многие парни готовились к поступлению в институты, другие просто удовольствие получали от чтения, кругозор расширяли. А когда я работала по молодости лет в колонии, там тоже была библиотека, представь, в колонии строгого режима, где содержались особо опасные преступники и рецидивисты. И они тоже читали! В очередь записывались на книги. Библиотекарем была учительница из вечерней школы, имевшейся в колонии. Зеки ходили на занятия, чтобы не сойти с ума от неволи, казарменного быта, блатной иерархии и полярной зимы, от работы полуголодными по пояс в ледяной воде при рытье траншей на стройке. Там были конченые люди, но многие еще сохраняли человеческий облик и, думаю, выйдя на волю, могли начать нормальную жизнь.
    Нынешнее массированное оболванивание и оскотинивание народа, в котором и без того много низменного, просто подавляет.

  4. Борис Вольфсон

    ДОПОЛНЕНИЕ НАТАЛЬИ ВАСИЛЬЕВНЫ СТАРЦЕВОЙ К ПРЕДЫДУЩЕМУ ПИСЬМУ
    ___________________________________________________________________________________
    Сейчас в зонах библиотек нет, книги растащены. Я знаю об этом доподлинно от одного недавно вернувшегося сидельца, который уже собрал по людям немало книг и лично доставил в несколько зон Ростовской области…

  5. Борис Вольфсон

    А ведь на полезную мысль наводит письмо Н.В. Старцевой, коллеги. Не собрать ли нам небольшие библиотечки, с тем чтобы направить их затем в войсковые части и колонии? Можно туда и собственные книги поместить, но, естественно, не только их.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.