Написать автору
Оставить комментарий

avatar

СЕРГЕЮ МИХАЛКОВУ СТО ЛЕТ

Классику детской литературы и трижды советско-российскому гимнописцу Сергею Владимировичу Михалкову исполнилось сто лет. Президент Путин навестил по этому случаю семью юбиляра, которая, несмотря на поздний час, ждала его за празднично накрытым столом. Все патриоты и государственники мысленно были в этот момент с ними и, хотя по усам текло, а в рот не попадало, присоединялись к высочайшим поздравлениям. Либеральная же тусовка, как водится, изошла ядом. Но другого от нее никто, естественно, и не ждал.

А мне хочется напомнить критикам и нытикам, к каковым я и себя, чего уж греха таить, тоже вынужден порой отнести, что был когда-то наш сегодняшний столетний юбиляр молодым и талантливым и вот какие замечательные стихи (без всяких кавычек) умел сочинять:

«Ты гора моя,

Забура моя,

В тебе сердца нет,

В тебе дверцы нет!"

Это выдумала девочка

Четырех от роду лет.

Это выдумала Катенька,

Повторила,

Спать легла.

Только я сидел до полночи

На кухне у стола.

Только я сидел до полночи

Под шорохи мышей.

Все сидел и все обламывал

Острия карандашей.

А потом я их оттачивал

И обламывал опять,

Ничего не в силах выдумать,

Чтобы лечь спокойно спать…

В последующей жизни было, конечно, у Михалкова много всякого разного. Вот и три гимна на один мотив, но со взаимоисключающими текстами, он сочинил и не поморщился. Однако с кем из нас — может, и не точно такого, но тоже всякого разного — в жизни не случается? А вот такие пронзительные строчки, ну хоть разок, напишет, ой, не каждый!..

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 4

  1. Инна

    Вот и я думаю, что судить чужие ошибки — не лучший способ понять человека, и вообще довольно пустое занятие. «Не судите» — не самые глупые люди посоветовали… А Михалкову точно было, что прочитать, представ перед Всевышним. А было ли, чем оправдаться — подозреваю, что такой задачи Там вообще не стоит…

  2. Леонид Санкин

    Это что? — святой Петр с изумлением посмотрел на мятую бумажку, которую протянул благообразный старичок. — Опять небось справка о праведности из РПЦ? Ну не действуют у нас кирюхины грамоты, устал я говорить. Устал.
    - Да ну, какие справки. Я тут просто набросал, пока летел. Чтоб время не терять.
    - Что набросали?
    - Гимн.
    - Акафист? Или что?
    - Гимн. Гимн Царствия небесного.
    Петр надел на нос потертые очки и начал читать с середины:

    Гордись, обитатель небесного рая,
    Теперь ты спасен, и прославлен в веках.
    Одна ты на небе, одна ты такая,
    Хранимая богом страна в облаках!

    Славься Спаситель наш и Богородица,
    Славься седой охранитель ключей!
    Партия праведных к небу возносится
    В ясном сиянии светлых лучей.

    — А вы, собственно, кто? — спросил изумленный Петр.
    - Вы что, не узнали?
    - А, ну да, так вам и не сюда, собственно, — пробормотал Петр, нащупывая под столом кнопку сброса.

    Почувстовав, как облако уходит из-под ног и увидев внизу разверстую багровую пропасть, старичок вздохнул, достал из кармана блокнот, и начал торопливо записывать:

    Сквозь дыры в земле ад сияет нам ярко,
    И дьявол великий нам путь озарил!
    Министр и премьер, хлебороб и доярка, —
    Здесь хватит на всех сковородок и вил.

    Славься подземное наше узилище…

  3. Александр Месропян

    А я вот это люблю (и дяди Стёпы, кстати, детей не лишаю):

    Я хожу по городу, длинный и худой,
    Неуравновешенный, очень молодой.

    Ростом удивленные, среди бела дня
    Мальчики и девочки смотрят на меня…

    На трамвайных поручнях граждане висят,
    «Мясо, рыба, овощи» — вывески гласят,

    Я вхожу в кондитерскую, выбиваю чек,
    Мне дает пирожное белый человек.

    Я беру пирожное и гляжу на крем,
    На глазах у публики с аппетитом ем.

    Ем и грустно думаю: «Через 30 лет
    Покупать пирожные буду или нет?

    Повезут по городу очень длинный гроб,
    Люди роста среднего скажут: «Он усоп!»

    Он в среде покойников вынужден лежать,
    Он лишен возможности воздухом дышать.

    Пользоваться транспортом, надевать пальто,
    Книжки перечитывать автора Барто.

    Собственные опусы где-то издавать,
    В урны и плевательницы вежливо плевать.

    Посещать Чуковского, автора поэм,
    С дочкой Кончаловского, нравящейся всем.

  4. Ольга Андреева

    «А ЧТО У ВАС?», «ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ И ПЯТЬ!», «ВЕСЕЛЫЙ ТУРИСТ»,

    «Мы едем, едем, едем
    В далекие края»

    «В одном переулке
    Стояли дома.
    В одном из домов
    Жил упрямый Фома…»

    «Живет на свете Саша.
    Во рту у Саши каша …»

    «Я прививки не боюсь:
    Если надо — уколюсь!
    Ну, подумаешь, укол!
    Укололи и — пошел…»

    «Писать красиво не легко:
    „Да-ет ко-ро-ва мо-ло-ко“.»

    И никуда уже от этого не денусь, потому что полюбила в раннем детстве, и детям своим читала, и они своим тоже прочтут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.