Написать автору
Оставить комментарий

avatar

О новой книге Гарри Лебедева

Вышла в свет книга поэта Гарри Лебедева. До последнего дня автор работал над этой книгой, многое, к сожалению, не успел… Тем дороже оставленное им наследие.

…НА ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ МАЯ…
(Поэма была не окончена. Последнее изменения были внесены автором 10 мая в 21.21. А 11 мая Гарри Лебедева не стало.)

Другу моему Луле Куни,
знающей, что такое горе
и что такое война.
1
…лишь стоило дохнуть весне,
как наш районный дятел
по приоконной по сосне
отстукивать стал даты.

Неделя прочь и месяц прочь,
и вот мы ближе к маю.
Длиннее день, короче ночь.
И почки набухают…

2
…над трассою — восход и тишь.
И аж до поворота
по руку левую камыш,
по правую — болото.

Низовкой воду поднесло
от самого Азова.
Да что грязюка?! Вон село
в воде по краю снова!

И так почти что каждый год —
одни и те ж ненастья…
Но вот он, жданный поворот,
простора полновластье!

3
Тут ветра встречного гугня,
здесь синь до окоёма,
озимых дружных зеленя
и запах чернозёма.

Он чуется едва-едва
сквозь выхлопное скотство —
щемящий запах естества,
живого первородства…

4
Шоссе не терпит болтовни,
обгонов резких сдуру.
И отвлекаться здесь — ни-ни!
Сплошным потоком фуры.

Сын старший рядом за рулём
машины классной «Опель».
Молчим мы, каждый о своём,
в молчанье едем оба…

5
А память, птица о сто крыл,
летает вольно всюду —
по временам, в которых жил,
и в тех, где жив покуда.

Как прошлое по сердцу бьёт!
И с каждым днём больнее.
…Фашист, турельный пулемёт,
бегущие евреи…

И виделось издалека:
там, где рванула мина,
вытаивала вверх рука
убитого румына…

Плелась колонна взятых в плен…
Мать, страхами измучена,
в разбитой мельнице со стен
в подол сметает мучку…

И трупным запахом несёт
от женщины у тына:
до горла вспоротый живот
и плод на пуповине…

6
За что мне груз чужой вины?
Был пацанёнком малым.
Враньё! Я не дитя войны,
я сын любимой мамы!

7
…какими были вечера —
душистыми и лунными!
Сто лет тому, а как вчера,
И в них мы были юными.

И раньше срока срок пришёл
вдруг расцвести акациям.
Жить стало просто хорошо,
ведь некого бояться нам.

И стали души на распах —
такое не приснится вам!
И девочек летящий шаг,
худышек в платьях ситцевых!

Училка каждому даёт,
чтоб не было обидно,
по миске супа, и компот,
и пирожок с повидлом.

Шёл дядя Ваня, наш сосед,
хоть с костылём, но браво.
Таращились ему вослед:
три ордена! Три «Славы»!..

8
Приехали!
Приветствий рой,
рукопожатья крепкие.
Приятель, уж совсем седой,
в привычно мятой кепке…

И времени в запасе нет,
и поспешать посуху,
но как без лизиных котлет
с картошкой-рассыпухой?

Как не уважить нам сестру,
старательницу ловкую?
Вставала рано поутру,
чтобы успеть с готовкою.

Хоть двое нас, а полон стол. -
есть пирожки с капусткою!
Уже смоталася в стодол
за огурцами хрусткими…

9
Но, чтобы засветло домой
попасть, спешить нам надо.
А мы же привезли с собой
два ящика с рассадой.

10
Размеры кладбища не те,
что в нашем мегаполисе.
Рукой подать — в полуверсте
оно и лесополосы.

В начале издавна стоят
деревья вдоль обочины.
Надгробия за рядом ряд —
травою оторочены.

Тут место скорби и скорбей,
времён переплетение.
Концы обид, концы страстей,
глубокого смирения.

Здесь неземной уже покой,
значительность молчания.
А ветерки над головой —
то ангелов дыхание…

11
На небе кучевой обман.
Уже взорвались почки.
Метём дорожки, рвём бурьян,
пушим в надгробьях почву.

Трель жаворонка, бас шмеля,
стук брошенной грабарки.
Траву родившая земля
пьянит дурманом парким.

И в свете облачного дня
с портретов на эмали
упорно смотрят на меня
из временной из дали.

Как будто что спросить хотят
и словно ждут ответов.

А как живём? Да вот живём —
хоть нелегко, но сносно.
Чужого не приносим в дом,
друзей своих не предаём,
врагам не продаёмся.

*
С крестами холмики — следы
бездушной перестройки:
от навалившейся беды
ломались даже стойкие.

Порушили колхозный быт,
слагавшийся годами.
А на вопросы «быть?», «не быть?»,
мол, отвечайте сами.

И стала жизнь как тёмный лес,
завалы да преграды.
Тот запил и в петлю полез,
тот продал госнаграды…

Кто на себя грехи возьмёт
за эти перемены?
Как было можно свой народ
хребтом да об колено?!

*
Поклон, поклоны и поклон —
на все четыре стороны…

*
И, в дверце опустив стекло,
шепчу я уезжая:
— Пусть будет благостно-светло
на день Девятый мая.

Спокойными лежите тут
до Божией побудки.
А на могилках пусть цветут
всё лето незабудки.

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.