Написать автору
Оставить комментарий

avatar

Ко дню рождения Николая Михайловича

Здесь — совсем немного моих воспоминаний о Н.М. Скрёбове, опубликованных в «Научном журнале» А.И. Акопова.

http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=4193&level1=main&level2=article

«Вся жизнь моя — как плата за тепло». Воспоминания о Николае Скребове
(№ 4 [292] 25.03.2015)

Первая моя встреча с Николаем Михайловичем — 25 марта 2001 года — «Альманах» Созвучия. Одна из тем — день рождения Тараса Шевченко, Скрёбов читал его стихи на украинском языке, наизусть. В тот день я восхитилась им в первый раз. Он всегда вызывал восхищение — блестящими остротами, сверхуместными цитатами, твёрдой гражданской позицией, фотографической памятью — но более всего мягкостью своей душевной, умением и желанием помогать людям, особенно пишущим, особенно в их трудных, запутанных житейских ситуациях.

Я не буду приводить примеры, по понятным причинам, но справедлива пословица — чтобы помочь поскользнувшемуся, надо самому ступить на лёд. Н.М. никогда не отворачивался от поскользнувшегося человека — увещевал, помогал, вытаскивал. Те немногие случаи, о которых знаю я, — наверняка лишь верхушка этого айсберга деятельной доброты.

Ко мне он был всегда слишком добр. Столько хорошего о своих стихах я не слышала ни от кого, и этот аванс мне ещё предстоит отрабатывать. И он дал мне рекомендацию в Союз писателей. В ней упомянул две строки из моего раннего стихотворения — которые хотел видеть лейтмотивом моего творчества — сама-то я о них и забыла, он их выудил из первой книги и велел помнить и не отступать от них:

«…и ясно увижу, что самое главное —

быть точкой обрыва в цепочке зла"

Сколько раз мы смеялись над его каламбурами, виртуозными посвящениями, нет бы — сразу всё записать! А теперь и не вспомню — вот у него память была потрясающая! На пятилетие группы «ЛиРА» он написал чудесные стихи о том, что в Лире взошли делаландыши… Всегда его особой заботой было то, чтобы на всех наших концертах, во всех сборниках звучали имена и произведения ушедших ростовских поэтов и прозаиков, и дай нам бог без него суметь сохранить эту традицию.

У поэтов возраста нет, как известно. У Николая Михайловича — уж точно не было. Самые отъявленные авангардисты и постмодернисты не вызывали в нём отторжения или непонимания. Со своей огромной литературной эрудицией он сразу видел, откуда ноги растут, спрашивал, например. молодого поэта — «Вы, наверное, любите Огдена Нэша?» Творческий поиск он всегда ценил и поддерживал в молодых поэтах уверенность в собственных крыльях.

Он очень радовался всегда появлению новых ярких имён в русской литературе. Очень любил Дмитрия Быкова. Верочку Полозкову, Алю Кудряшову. Стихи Нади Делаланд называл феноменом, всегда верил в её звезду.

И о моей любимой «Новой газете» я узнала от него. Он её читал и верил ей — до самых последних дней. И «Литературку» читал — хоть и сокрушался о том, что с ней происходит всё последнее время…

А чего стоит человеку за восемьдесят стать — впервые — пользователем Фейсбука! Сколько петиций он подписал за последний год? Потому что это возможность что-то ещё сделать для этого мира… Сколько добрых слов он успел сказать своим друзьям с помощью соцсетей… А перед этим, года два назад, он стал самым активным блогером на сайте Союза писателей! Нашем, ростовском. Как-то так вышло, что мы все, погружённые в свои мысли, совсем перестали выходить на сайт, там зависла нехорошая тишина. И тогда Николай Михайлович стал писать один пост за другим, затевал дискуссии, нам всем уж пришлось расшевелиться.

А когда я сделала в ЖЖ страничку нашего РРОСРП, всего шесть человек научились ею пользоваться — в их числе Николай Михайлович! Во многом благодаря именно ему в нашем Союзе сложилась уникальная атмосфера — открытости, уважения к каждому, творческого общения. А как ревниво следил Н.М. за соблюдением каждого слова Устава Союза, как настойчиво добивался точности в мемуарах у своих друзей — его память хранила всё до мелочей!

Нажмите, чтобы увеличить.

Я приведу несколько его писем за 2014 год — как активно больной человек участвовал в жизни русской литературы!

21 января, 14:41

Дорогая Ольга Юрьевна! Держу в руках «Литературную газету» за 21−27 января. На 11- странице внизу помещена рецензия Владимира Бонч-Бруевича на роман-эссе Павла Шестакова «Неизбежность». Очень прошу Вас посодействовать скорому размещению этой публикации на «Аквилоне». Ваш Н.С.

26 ноября 2014, 8:53

Щиро дякую! Краще не перекладеш. Яка у Вас могутня вдача!

(Это о моём переводе на украинский его сонета)

30 июля 2014, 9:08

Надежда Виртуозовна!
Так прошу именовать Надю Делаланд всех, кто после этой подборки, как я, испытал ирреальное чувство присутствия при чуде превращения самых простых слов и понятий в головокружительные парадоксы (и тут же — наоборот!)

3 августа 2014, 20:24

Дорогая Ольга Юрьевна! Интервью, взятое Марианной Токаревой у психолога Сергея Ениколопова («Новая газета № 83 от 30 июля), по-моему, заслуживает внимания сообщества «Аквилон». Размышления о зле и агрессии
— в самую точку. Ваш Н.С.

* * *

Дорогая Ольга Юрьевна! Пересылаю Вам два письма, полученные от нашего коллеги Дмитрия Пэна. Во втором он просит сообшить ему о писателях, намеренных посетить Крым. Думаю, Вы из их числа. Из первого письма ясно, что Дима не умеет «связываться по сайтам». Ему былв бы полезна Ваша консультация. Буду благодарен, т.к. Пэну очень сочувствую, а сам помочь советом не могу. Н.С.

22 июня 2014, 14:00

Дорогая Ольга Юрьевна! В «Молоте» за 17 июня напечатана статья к 75-летию Елены Георгиевны Джичоевой. Насколько возможно заполучить этот материал с молотовского сайта для нашего «Аквилона»? К сожалению, я разболелся, с 16-го на больничном, так что у меня и свой, «шкурный» интерес. А за всё, что Вы там размещаете, большое спасибо. Будьте здоровы и счастливы. Ваш Н.С.

9 июля 2013, 15:04

Дорогая Ольга Юрьевна! Спасибо за Городницкого. Рад, что поддержали комментариями из Ростова и Москвы. Мне краем уха удалось уловить в понедельник, 8 июня, суть речи Ирины Прохоровой перед студентами Челябинского университета. Она (суть) состоит в том, что патриотизм у нас «приватизирован» людьми, исповедующими низменный национализм. Эти люди совершенно не приемлют нашего понимания любви к Родине, тревоги за её будущее и т. п. Если Вам удастся найти текст этого выступления, разместите, пожалуйста, в «Аквилоне». С уважением Н.С.

6 июля 2013, 17:20

Дорогая Ольга Юрьевна! Встретились мне в «Литгазете» стихи, радостью от которых захотелось поделиться со многими. Если это не противоречит нормам и принципам ivejournal.com, разместите, пожалуйста, в «Аквилоне» стихотворение Александра Городницкого. Ваш Н.С.

18 июня 2013, 9:13

Большое спасибо, Олечка! Ваш должНИК.

(О ссылке о Юрии Левитанском, которую я ему послала)

***

Дорогая Ольга Юрьевна! Сердечно благодарен Вам за размещение на «Аквилоне» рассказа Гордона о Копшицере. Это были скромные инженеры и очень достойные люди, их помнит старая ростовская интеллигенция. Ваш Н.С.

***

С болью он отозвался на оформление коллективного сборника литгруппы Ростсельмаша - где на обложке красовался портрет Сталина:

15.10.2013 в 14:53 В самом соседстве маршальского портрета с цитатой, относящейся к 30-му году, есть нечто тенденциозно символическое. Не похвала вождя по конкретному поводу, а весь его дух понадобился авторам этой затеи. Словно в противовес исторической правде о репрессиях, которые обрушились на тот же завод несколько лет спустя. Первый директор Сельмаша Николай Павлович Глебов-Авилов был в 34-м году делегатом XVII съезда ВКП (б), а в марте 37-го был объявлен врагом народа и расстрелян. О том, что переживал в те годы член заводской литгруппы комсомолец Владимир Фоменко, стоит почитать в его книге «Заметки о камере». Остаётся сожалеть, что альманах «Вдохновение» отметил юбилей завода столь, мягко говоря, односторонне.

А в августе 2014 г. Он инициировал проведение благотворительного концерта в поддержку детей беженцев из Донбасса — к 1 сентября.

Здесь — последняя публикация Николая Михайловича на сайте Союза. После неё он уже писал только комментарии — сколько в них любви ко всем нам…

Николай Скрёбов

***

Что выйдет из кровавого замеса,

Потрясшего четырнадцатый год?

Майдан, Антимайдан, Донбасс, Одесса

Не обещают будущему льгот.

Не счесть враждой навязанных невзгод,

Нещадно их перевирает пресса,

И телевизионная завеса,

Скрывая правду, изощрённо лжёт.

И кажется уже, сам воздух лжив,

Когда огонь корёжит рубежи,

Над братством совершая святотатство…

Но пушкинский мотив поныне жив:

«Когда народы, распри позабыв,

В единую семью соединятся".

И в заключение — мои стихи:

Николаю Михайловичу Скрёбову

Тень птицы метнулась по профилю библиотеки,

по серому камню, по оспинам круглых ракушек —

и снова сентябрьский луч на чело человека,

поверх проносящихся мимо вихрастых макушек.

Лицом — чернокнижник, с погасшим вулканом во взгляде

серьёзных и серых, не тронутых смутой и тенью.

Философ? Провидец? Магистр пера и тетради?

Потомок Адама в две тысячи третьем колене.

Светильник зажечь — а сосуды наполнят другие.

Пусть вольные пчёлы — кто с воском, кто с мёдом — летают.

Крылатых немало всегда — сильных нет. Помоги им

В циничном и сером столетье найти свою стаю.

Хранитель огня — это очень тревожное право.

Но хрупкому миру ведь надо на ком-то держаться,

на том, кто умеет прощать импульсивные нравы,

кто сеет зерно, не надеясь на скорую жатву.

Оно заразительно, это его донкихотство.

Вот только наивности детской иным не хватает,

идальго. Лишь Вам, на бесспорных правах первородства

дано безупречно и просто акценты расставить.

Оазис «Созвучия». Не в ученичестве дело,

а только в любви. И — пошли ему, Боже, второго!

И — третьему путь укажи до такого предела,

где мощное поле судьбы генерирует слово.

2007 год

* * *

Скрёбов всё больше похож на Вольтера,

слова не скажет в упрёк — недалёким

и нетерпимым. Но светится вера

в мягких чертах, под улыбкою лёгкой.

Ангелы ближе к рожденью и смерти —

дети и старцы. А мы подзабыли

главное, вечное в бренном усердьи —

день отработали. Ночь отлюбили.

Мокрые вислые уши деревьев

слушают, дышат, вбирают пространство.

Кто же мы? Арии, гипербореи?

вникнуть, освоить, пролезть, разобраться…

Мы не от Рюрика, мы от Адама

древом растём непролазным, колючим,

ходим по кругу от срама до храма,

райские кущи, репейные кручи,

утро вступает в этап многоборья

с миром и с градом, и странная вера

нас ещё держит в согласье с собою —

он нас прощает — с улыбкой Вольтера.

2015 год

А это мой перевод сонета - и оригинал:

Н.М. Скрёбов «Мнимые сонеты»

* * *

Життя моє - як плата за тепло,

Нечастий хист пробачити образу,

За все, що так природно скрiзь текло

I що тепер ховається одразу.

За все вiдплачуй, доле — все, що мав,

За мить, що невблаганно промайнула,

За те, що так невмiло цiнував

I що тепер вiдходить у минуле.

Все добре — адже добре все було,

А що було погано — те пройшло.

I кiлькiсть втрат i знахiдок — едина.

Та скiльки б я теплом не володiв,

Межа йому — до перших холодiв,

А втiм, можливо, тiльки вiдпочинок…

* * *

Вся жизнь моя — как плата за тепло,
За редкий дар легко прощать обиду,
За всё, что так естественно текло
И что теперь скрывается из виду.

Воздай, судьба, за всё, что я имел,
За миг, неумолимо промелькнувший,
За всё, чего ценить я не умел
И что теперь становится минувшим.

Всё хорошо, что было хорошо,
А всё, что плохо, было — да прошло.
Число утрат равно числу находок.

Но сколько бы теплом я ни владел,
Положен, видно, и ему предел,
А если не предел — хотя бы отдых…

___________________

© Андреева Ольга Юрьевна

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.