Написать автору
Оставить комментарий

avatar

К ЮБИЛЕЮ ОЛЕГА АФАНАСЬЕВА

4 июля с. г. члену нашего Союза Олегу Львовичу Афанасьеву исполняется 75 лет.

Поздравляя Олега Афанасьева с очередным юбилеем, попытаюсь коротенько вспомнить, как мы с ним познакомились. С той встречи тоже как раз круглая дата — тридцатник…

Итак, начало 1982-го. В отделе критики журнала «Дон» мне поручили подготовить обзор так называемого молодежного номера — последнего за 1981 год. Там я и увидел впервые имя сегодняшнего юбиляра как автора повести «В стороне далекой». А на обсуждении — и его самого.

Повесть я отметил как удачную и многообещающую, раскритиковав лишь заглавие и концовку. Как нетрудно было догадаться, и то и другое представляло собой плод «творческой помощи» начинающему автору со стороны редакторов, дабы пригладить ее и привести к дозволенному общему знаменателю.

После обсуждения Олег подошел ко мне поблагодарить за сказанные слова, и на том наша первая встреча и кончилась.

С тех пор мы двигались в литературу, можно сказать, нога в ногу. Почти одновременно пробились в центральные журналы, выпустили первые книжки в Москве, прошибли лбами железобетонные барьеры в «родном» Ростиздате, а последнее десятилетие постоянно встречались на борту «Ковчега», где Олег Афанасьев регулярно печатается, стал лауреатом премии журнала, а позднее и членом редколлегии.

Путь сегодняшнего юбиляра в литературу был неразрывно связан с этапами жизни Олега Львовича Афанасьева, ибо наш автор каждой написанной строкой утверждает критерий жизненной правды, определяющий для эпохи шестидесятников, когда он начинал пробовать свои силы в писательстве, и практически выведенный за пределы эстетических категорий в литературе нынешней.

«Вообще-то я могу писать только о себе, всё остальное постольку, поскольку это касалось меня», — сознаётся автор. И это можно бы счесть за скромность авторских амбиций, но не стоит. Касалось-то его всё, что выпало пережить поколению «детей войны». И голодное, полусиротское детство под аккомпанемент бомбежек и артобстрелов, так впечатляюще отразившееся в ставших хрестоматийными повестях «Детство», «Годы взрастания», «Юрка Лютик». И отчаянно трудные попытки найти себя в бесшабашной юности — на фоне разрухи и нищеты, лживости господствующей идеологии и приспособленчества. И не менее тяжкий путь к писательскому ремеслу в ту пору, когда поминавшийся выше критерий правды жизни расценивался власть имущими как «очернительство» и прямая угроза тоталитарной власти (роман «Легкая жизнь, или Праздник по-красногородски»). И, наконец, зрелость в пору слома эпох, когда пахнувший было свежий ветер перемен так быстро и непредвиденно сменился атмосферой всеобщей продажности, бездуховности и беспредела (повесть «Построить дом»).

Принято считать, что в своих жизненных воззрениях и творческих установках О. Афанасьев — последователь Виталия Сёмина. Это и так, и не совсем так. Их близость основывалась как на случайных житейских обстоятельствах (что позволило Сёмину изобразить юного Афанасьева в персонаже знаменитой повести «Семеро в одном доме» Вальке Длинном), так и на общем неприятии идеологических догм. Несомненны были и отношения учитель — ученик. Но Афанасьев попытался пойти дальше своего наставника в обнажении сути эпохи, вынося за скобки тогдашние правила литературного поведения. И в итоге, как заметил, характеризуя повесть «Юрка Лютик» В.С. Сидоров, «у Афанасьева тот же материал, что у В. Семина (″Ласточка-звездочка»), но свой, оригинальный художественный результат!..".

И такая же невписанность в социум, внеполагание ему стали важнейшей приметой личной судьбы Олега Афанасьева. «Я не был даже пионером» — так назван один из автобиографических рассказов.

Всю жизнь добывая средства к существованию физическим трудом, он мог бы заявить, что не был и рабочим. Потому что всегда шел по непроторенной, абсолютно самобытной жизненной стезе.

То же можно сказать и о его месте в литературе. «Вышли мы все из народа, — повторил он как-то избитую фразу. И добавил: — А я не вышел. Я остался».

Остался Олег Афанасьев и в литературе. И поздравляя его с юбилеем, хочу от членов нашего Союза, от лица всех читателей пожелать ему здоровья, творческой энергии и новых писательских достижений.

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 1

  1. Николай Скрёбов

    С первых публикаций в журнале «Дон» Олег Афанасьев занял прочное положение в прозе, представленной тогда молодыми именами В. Кисилевского, Н. Косенко, В. Левашова, В. Макушкина и других. Мне, в отличие от него побывавшему и в пионерах, и в комсомольцах, и в партийцах, глубоко импонируют честная позиция писателя, его правдолюбивый талант, умение в разных жанрах прозы и драматургии дать прямую и беспощадную характеристику времени и живших в нём людей. Поколение «детей войны» обрело в Афанасьеве портретиста, ни в чём не покривившего душой. Спасибо, дорогой Олег Львович, за Ваш вклад в послевоенную панораму ростовской жизни. Многая лета!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.