Написать автору
Оставить комментарий

avatar

Будущее (последствия украинского кризиса для России и мира) Часть IV

Не сомневаюсь, что, приступая к столь рисковой операции, ВВП&К взвешивали основные риски для России (стратегические, финансовые, экономические, технологические, продовольственные). И нашли их приемлемыми. На всякий случай была сделана пауза — 3−4 дня «информационной тишины», когда взяв полуостров под контроль, не объявляли точной формулировки вопросов референдума. Посмотрели реакцию. А вдруг оппоненты выхватят из рукава невероятный козырь, ломающий всю игру. Не выхватили. Тогда и был сделан окончательный шаг — объявлены вопросы и вплотную придвинут день референдума.

Иными словами, ВВП&К подтвердили сделанный ими для себя предварительный расчет цены Крыма (по крайней мере, первого, самого краткосрочного транша). Она была сочтена приемлемой. Можно также предположить, что предварительно было выполнено множество экспертиз более отдаленных (средне- и долгосрочных) последствий. Хотя надежность таких расчетов в нашем сверхдинамичном, непредсказуемом мире едва ли может быть высокой.

Во что же обойдется России Крым?

— Ценник, покажите народу ценник! — требовал В. Шендерович (передача «Особое мнение», радиостанция «Эхо Москвы») [http://www.trust.ua/news/79 193-tri-chetverti-zhitelej-ukrainy-prazdnuyut-den-pobedyopros.html].

— Пусть все видят, что предстоит заплатить…

Впрочем, в ответ на предложение ведущего поразмышлять на тему цены, Шендерович сосредоточился (и был вполне убедителен) на росте украинского национализма в пределах самой Украины. Международную и внутрироссийскую цену он предпочел не анализировать, ограничившись эпитетом «чудовищная». Но, конечно, в той невероятной круговерти мнений, в которую вовлечены сейчас мы все, уже есть и такого рода перечни.

Но о расходах чуть позже. Вначале о «приданном». Что Россия с Кры-мом получает.

.

«Приданное» Крыма

.

Стратегически значимое усиление своих позиций в обширном Черноморском бассейне. При этом разом снимается проблема военного флота, а на деле целый комплекс проблем, среди которых значительные (и на постоянной основе) финансовые траты на аренду, непрерывная нервотрепка с урегулированием все новых проблем «вокруг» черноморцев; необходимость очень серьезных вложений в создание нового современного мощного военного порта в пределах кубанского побережья. Поскольку временный характер дислокации флота в Крыму был абсолютно очевиден. И срок аренды с очень большой вероятностью был бы сокращен. Лет 10−20 — и его пришлось бы все равно переводить в российские пределы.

С Крымом в Россию возвращается около 1,2 млн. русских, и в общей сложности почти два млн. славян — дополнительный демографический ре-сурс, значимый в условиях очевидной российской депопуляции.

В Россию возвращается известный рекреационный регион. Конечно, россияне и не теряли его в таком качестве полностью. Однако российское «гражданство» полуострова, скорее всего, заметно увеличит число отдыхающих из РФ (скорее всего за вычетом ближайших курортных сезо-нов).

Крым — это небольшой по формату, но вполне инфраструктурно оформленный (что важно) нефтегазовый комплекс с интересным для разработки углеводородов шельфом. Значимым в экономическом плане представляется и расширение транспортной инфраструктуры, экспортных возможностей России, в последние годы очень остро ощущавшей ограниченность своих портовых мощностей и почти полную исчерпанность ресурсов роста Новороссийска — единственного крупного черноморского порта РФ. Приобретения ряда крымских портов (Керчь, Севастополь, Феодосия, Евпатория) позволяют отчасти снять эту проблему.

Необходимо учесть и то, что о «подаренном» Крыме помнили десятки миллионов людей в России. А миллионы помнили как свою личную значи-мую потерю. В начале 1980-х француз Пьер Нора ввел в науку понятие «места памяти», воплощающие в себе (дальше по википедии): «единство духовного и материального порядков, которые со временем и по воле людей стали символическим элементом национальной памяти общности. Места, в которых воплощена национальная память…» Нора понимает «места памяти» предельно широко, причисляя к ним памятники культуры и природы, праздники, эмблемы, торжества и т. д. Конкретные участки земного пространства, конечно, также входят в этот перечень, занимая в нем одну из ведущих позиций.

Крым, безусловно, принадлежит к местам русской национальной памяти — два с половиной века спрессованной отечественной истории, славной и трагической. Потому и помнили о нем миллионы. И абсолютно абсурдной при этом представлялась форма утраты полуострова. Сочетание барского жеста одного управленца в середине 50-х с негодяйством второго, рвущегося из всех сухожилий к власти в начале 90-х…

Возвращение Крыма в Россию для национального сознания, тем самым, может иметь своего рода символическое значение. И при всей «виртуальности», это вполне реальный показатель, который способен не только повысить рейтинг политика, вернувшего полуостров, но и оказывать положительное влияние на социально-психологической тонус части населения.

.

***

Итак, с Крымом Россия приобретает немало полезного для себя в самых разных сферах жизни. Но прежде чем разобрать возможную цену возвращения полуострова, заметим, что столь решительный шаг российского руководства позволяет сделать несколько общих предположений. В кратком виде вот они:

1. ВВП не слишком сильно опасается Америки, как и всего коллективного Запада, в существование которого он, скорее всего, не верит. И на это у него есть серьезные основания. Цивилизация Запада есть, а Запада, как единого политического, стратегического, экономического субъекта нет. Вопрос, может ли он появиться для консолидированной мести России за Крым? Или все ограничится множественным, но достаточно случайным набором мер (скинутся на круг, кому чего не жалко). Пока похоже на второе. Но судить еще рано. Не исключено, что процесс будет идти в соответствии с припевом песенки группы «Звери» — «Все только начинается. На-чи-на-ет-ся…» Вот так же по слогам, одна за другой, могут начать поступать России и платежки по Крыму. Так что оставляем вопрос открытым, чтобы вернуться к нему позже.

2. ВВП понял, что в этой вязкой бесконечной игре под названием «Перетяни Украину» выигрыш России исключен. Пророссийская властная команда в Киеве невозможна по определению при любой исходной региональной принадлежности украинской власти. А значит нет смысла длить эту спортивно-политическую забаву. Задача — срезать филеи, наиболее ценную часть неумолимо уползающей на запад незалежной.

3. Присоединение Крыма- это весомая заявка ВВП на продление прези-дентства минимум еще на один срок, до 2024 года. Об этом можно с уверенностью говорить уже сейчас, за четыре года до выборного 2018-го. Если раньше присказка — «коней на переправе не меняют», звучала как прикрытие столь обыкновенной для крупных руководителей властной похоти, то в условиях весьма вероятного противостояния с Западом может стать жизненной необходимостью.

4. ВВП не вор. По крайней мере, «операцию Крым» может позволить себе только человек, личная «копилка» которого за пределами западной финансовой системы. Очевидно, что не являются клиентами этой системы и его ближайшие сподвижники, участвующие в принятии центральных решений. И вообще, Крым — это не о деньгах. Для Януковичей, которыми переполнена политическая и управленческая элита России и всего постсоветского пространства, единственный приоритет — распил и откат. Какие там Крымы…

Конечно, рыба гниет с головы. Но, при всех возможных уточнениях и оговорках, ВВП&К не являются прямым и непосредственным навершием пирамиды российской коррупционный системы. И это обстоятельство нельзя забывать, анализируя возможные варианты развития ситуации.

Кстати, совсем иным (по степени включенности в могучий круговорот отечественного мздоимства/казнокрадства) может быть положение всего одним властным «этажом» ниже. Показательно, что для принятия соответствующих решений верхняя палата парламента (Совет Федераций) 1 марта с трудом набрала кворум. Сенаторов оказалось впритык. Конечно, можно сослаться на выходной. Но было отчетливо видно, что многие сенаторы голосовали с тяжелым сердцем. А некоторые из тех, что по «уважительным» причинам отсутствовали, наверное, вздохнули с облегчением. Попадать под санкции — печальная участь. Тем более, что вероятность подобного серьезно возрастает, если есть что этим санкциям подвергать…

Но пора и начать стучать счетами.

.

«Цена» Крыма — экономика

.

Так чем же и сколько Россия заплатит за Крым?

Имеет смысл дать слово тем, кто формы и размеры платежок озвучил. Но, честно говоря, пока еще ни разу не столкнулся в этом вопросе с профессиональной аналитикой. Все больше сгустки эмоций, с вкраплениями реальных соображений. А если что-то похожее на анализ, то с ощутимым желанием уложить реальность в желаемое автору русло. Впрочем, в прогнозах избежать этого почти невозможно. Верно, и сам я в том грешен.

Итак, слово Льву Шлосбергу [http://hvylya.org/analytics/geopolitics/kazus-belli-vladimira-putina.html].

Среди экономических кар Лев указывает следующие:

1. «Крот войны съедает экономику любого государства… Понедельник 3 марта 2014 года принес России 2 триллиона рублей потерь на фондовом рынке, падение составило около 13%. Это совсем не шутки».

Обрушив одной фразой наш фондовый рынок, Лев переходит к следующему пункту, забыв добавить, что уже вторник принес существенный рост биржевых индексов, отыгравший 50−60% падения. Спору нет, российский фондовый рынок лишается на перспективу практически всех внешних «драйверов роста. Ну, так их и не было уже 5−6 лет. Как человек, сидевший в этом рынке с первой половины «нулевых» с рядом акций, могу сказать — масштаб его дальнейшего проседания ограничен тем, что российский рынок и так существенно недооценен. К тому же основное его финансовое наполнение — российские же деньги. Обрушить его извне едва ли возможно,

2. «Страну захватывает прямо на наших глазах чудовищная инфляция. Рубль девальвируется не по дням, а по часам, и реального запаса прочности для его поддержания просто нет».

Вот с трудом переношу такую аналитику. Чисто профессиональное от-торжение. Как графоманский стих для уха любителя поэзии… Рубль, безусловно, будет оставаться под серьезным давлением. И мы это будем наблюдать по его динамике многие месяцы (возможно и дольше). Но уско-ренный катастрофизм практически не предусмотрен существующей финансово-экономической реальностью страны. Учитывая существующие рабочие механизмы и ресурсы (размеры валютных резервов и другие «копилки») Центробанка РФ, обвальный сценарий в обозримой перспективе трудно представим. «Дни и часы» — полностью на совести Льва, а вот то, что будет через год или три, или пять… Здесь вообще, что-либо сложно сказать, уже не только о российской финансовой системе, но и о большинстве других национальных валют, как и о мировых финансах в целом. Можно только констатировать — «в прикупе чудеса». Единственная точная прогностическая констатация специалиста по мировым финансам — поживем, побачим.

3. «Кто заплатит за „приобретение“? Бюджет Российской Федерации, то есть все налогоплательщики. Только первый пакет российской „безвозмездной помощи“ Крыму оценивается не менее чем в 6 млрд долларов. И никаких кредитов не будет, всё будет как с Чечнёй, Абхазией и Южной Осетией: дикие деньги в бездонный мешок — навсегда, безвозвратно… Россия будет платить в Крыму за всё — за электричество, за продукты питания, за воду, за армию, за саму власть, приведенную в кабинеты под дулами автоматов. Размер этой „чёрной дыры“ сейчас даже невозможно рассчитать».

Крым — серьезный инфраструктурный проект, в который придется вкладываться. С этим не поспоришь. Мост через Керченский пролив или туннель под ним; создание новых достаточно мощных линий жизнеобеспечения (электричество, вода, газ) с российской территории; вложения в социальную сферу… Только вот сравнивать полуостров надо не с приведенными территориями, а с Кубанью. И соответственно с существенно иным экономическим эффектом. При этом немалая часть необходимых масштабных вложений будет идти из средств, сэкономленных на аренде флота и других «отмененных» фактом присоединения проплатах Украине. Не говоря уже об углеводородах, виноделии и аграрном секторе (в его «южных» специализациях), логисти-ческом, тем более — рекреационном «приданном» Крыма. Обо всем этом уже говорилось. Более того, по совокупности природно-климатических, ресурсных, социально-экономических возможностей, полуостров может оказаться одним из инвестиционно весьма привлекательных российских регионов.

4. «Если к этому добавятся ограничения в выдаче виз, то готова полноценная международная изоляция, практически в одночасье готова страна-изгой, с экономикой которой практически никто не захочет взаимодействовать».

Насчет страны-изгоя чуть позже. А пока о санкциях. Можно, конечно, начать прессовать российских чиновников, арестовывать счета, запрещать сделки с недвижимостью, не давать виз. Но вот беда, главных зачинщиков этим приемом не достать. Как уже говорилось, «операция Крым» свидетельство того, что ВВП&К не имеют в западных пределах крупных кубышек и хором. А не дать визу Путину или Лаврову… Не смешите мои подковы, — как говорил конь Юлий из мультсерии о богатырях. По сути, придется прессовать своих, кто и так твой полный союзник внутри России; не менее прозападен, чем Навальный или Немцов. Потому как деньги, недвижимость, дети в университетах — все это чистосердечно вручено ЕС и США. По долгу службы, эта среда, конечно, может кукарекать на экране, что угодно, но делать она будет только то, что не вредит их прямым интересам, напрямую связанным с теми странами, где складировано нажитое чиновничьим трудом («где сокровища ваши, там будет и сердце ваше» — Матф.6:21). Если бы решение о проведении «Крымской операции» было вынесено на голосование крупной российской бюрократии, оно бы не набрало и трети/четверти голосов. А вот народный референдум, был бы однозначно «за». Иными словами речь идет о столь редком в русской истории реальном единении царя и народа поверх боярства.

Итак, масштабные санкции против бюрократии скорее будут способствовать обратному эффекту — постепенному формированию новой, куда менее «прозападной» генерации российского крупного чиновничества.

5. «В стране нет реальной экономики, есть только две наркотические трубы — с нефтью и газом. Но деньги за эти поставки приносит в основном Европа. Европа сейчас сделает всё для того, чтобы прекратить платить в бюджет России, прекратить финансировать государство Путина, которое не прочь помахать автоматом под носом у Евросоюза. Зачем давать деньги тому, кто готовит войну у тебя под боком?»

Уже погорячей. Усугубим резонное соображение Льва тезисом Ю.Латыниной.

«Самая серьезная вещь, что может сделать Запад — это обрушение цены на нефть и газ. Собственно, то же самое, что сделал президент Рейган после ввода войск в Афганистан… Запад может форсировать добычу сланцевого газа на Украине… При форсированном вливании денег в сланцевые месторождения как Украины, так и Польши, не только Газпром лишится тех самых 12−14 миллиардов долларов, которые он имеет с Ук-раины, но она, в общем, может вытеснить Россию с газового рынка Европы… И то же самое сланцевая нефть. Темпы роста добычи сланцевой нефти в США бьют все прогнозы… В общем, после вторжения в Афганистан президенту Рейгану понадобилось, по-моему, 6 лет, чтобы договориться с Саудовской Аравией уронить цены на энергоносители» [http://www.echo.msk.ru/programs/code/1 274 486-echo/#element-text]

Примерно о том же говорит и Л. Радзиховский.

«Я думаю, что риски для России связаны не с тем, что введут одномоментные быстрые санкции, а связаны они совсем с другим — что мнение о России утвердится на Западе следующее: это непредсказуемая, брутально агрессивная страна, с которой просто опасно не только иметь дело, но опасно оставлять ее в полной свободе, опасно оставлять ей свободу рук, ее надо ограничить… Это не за год, это не за два, это не за три. Но если эта махина раскрутится, если этот маховик начнет крутиться, то российское газовое оружие Газпром просто будет вытеснено». [http://echo.msk.ru/programs/personalno/1 271 062-echo/].

Нельзя не согласиться с двумя центральными тезисами приведенных цитат. Стратегическое решение об отказе от российских углеводородов, скорее всего, будет принято. Но его реализация потребует времени, достаточно продолжительного, и одновременно короткого. Смотря как считать.

То есть, потребуются годы и годы. Но практически исключено, что десятилетия. Что тут скажешь? Красный платеж России? Думаю, что по полной. Но ведь если Латынина, Радзиховский, я, вы, вся страна, в полном курсе об этой угрозе, может ли не знать, не думать о ней ВВП? Зарвался, переоценил силы? Не исключено. Но скорее, готов включиться.

Во что включиться?

Дело в том, что для крупных, мощных обществ такие «платежи» — это не просто расплата, беспощадное избиение, иногда со смертельным исходом, но прежде всего исторический вызов. Кому как не России знать это правило? Ее история — его сплошная иллюстрация. Конечно, знает все это и ВВП…

.

***

Помните из детства, из Киплинга, романтическое: «Мы принимаем бой!» Волки против диких собак Декана — помните эту историю?

Смотрю вокруг и вздрагиваю, римейк?! Маугли, понятное дело — лично ВВП (он же Акела). Волчья стая — стало быть, вся Россия (отдельные волки — регионы). За Балу сойдет Назарбаев. Лукашенке, ничего не поделаешь, придется побыть Багирой . Ну, а дикие собаки — коллективный Запад.

«Мы принимаем бой!» В детстве я коченел, покрывался сплошь мурашками от всех перепитий этой заведомо неравной схватки, не предусматри-вавшей исхода, кроме героической смерти…

Да, забыл. Еще о действующих героях. Невероятная победа стаи была бы невозможна без «маленького народа» — бессчетных свирепых пчел. Кто они, эти дикие пчелы? Холодею, как в детстве — Китай!..

***

А теперь серьезно о серьезном. Очевидно, что ВВП решился. Более того — он не только принимает исторический вызов, но словно подставляется под него.

Что тут скажешь?

Даже выкарабкавшись из ямы 90-х, Россия так и не решила многие центральные вопросы своей социально-экономической жизни. Все эти проблемы озвучены тысячи раз — политиками, чиновниками, экспертами. Да ВВП первым обо всем этом многократно бла-бла-бла, почитай с 2000-го. С разных трибун, в самых разных форматах. Просто поднимите в Инете соответствующие речевки — там все сказано. А сделано только то, что сделано.

А что не сделано (диверсификация экономики, победа над коррупцией и т. п.) — это теперь только в условиях внутренней мобилизации страны. Только вот эксперты сходятся, что нет уже внутри страны инструментов/механизмов/ресурсов для ее же собственной мобилизации. Не сосредо-точится, не соберется страна. Не захочет, и не заставишь. На этом месте эксперты ставят точку, а ВВП, предположим, думает дальше.

Если нельзя себя заставить что-то сделать, остается внешнее стимулиро-вание. Тот же принцип, что был многократно озвучен по олимпийской стройке в Сочи. Сколько раз на разные лады было сказано: «Если б не олимпиада, мы бы всю эту красоту и за 100 лет не построили. Вот появилась внешняя необходимость -и сделали… (с непроговариваемым, но и так понятным: «а не появилась бы, извиняйте. Такая вот национальная особенность. Делаем, только когда давит снаружи, когда совсем караул!»).

Понимаю условность всех подобных реконструкций. И, тем не менее — ощущение, что крымской операцией ВВП не просто блефует, как зарвавшийся карточный фраер, но сознательно ставит на историческую развилку. Сам эту развилку для России организует. Либо запад, по большому счету, все проглотит (множественные мелочи не считаются). То-гда и делать специально ничего не надо, в смысле — будем жить, как жили, да еще с прибытком (это о Крыме). Если же возьмутся за Россию по-серьезному, тогда и ответим по-серьезному — как мужики. Второе и есть внутренняя мобилизация; исторический ответ по Тойнби; оптимизация/ускоренная модернизация и т. п.

Времени на ответ будет в обрез, но все же не месяцы — годы. Или русским впервой работать в аврале? Да мы в нем только и работаем (так думает не только ВВП). Известный резон в таком ходе мыслей очевиден. Есть масса управленческих решений, способных ощутимо и достаточно быстро оптимизировать российские финансово-экономические реалии, существенно сократить отток капитала или масштабы коррупции. Причем решений вполне посильных для руководства такой административно «жесткой» страны.

Иными словами, заставят обстоятельства — и Россия (финансовый дуршлаг) в состоянии сократить свою «дырчатость». Российская экономика (углеводородная труба), начнет свою реальную диверсификацию. Не успеет? Вот это и должно будет показать время. И для русского аврала, повторюсь, время порядочное. Тем более, что полностью отменять трубу никто и не собирается. Она останется в любом случае. И уже не только как труба. Скорее всего, можно будет ожидать максимально форсированный рост мощностей по производству сжиженного природного газа (СПГ). Что позволит доставлять российский газ танкерами в любую точку земли.

Пожалуй, единственным действительно мощным ходом ЕС был бы его консолидированный отказ прямо сейчас (или в течении 2014−2015 гг.) от всего российского газа, от ежегодно потребляемых 150−170 млрд куб.м. Но это вариант крайне болезненный и для самой Европы, для десятков миллионов европейцев. Почти невозможно представить, что ЕС решится на такой шаг. Скорее всего, начнется активный поиск другого надежного и столь же мощного поставщика (но два этих условия одновременно обеспечить очень непросто — именно потому речь о годах, а не месяцах).

Отметим и другое. Очевидная аналитическая слабость рассуждений авторов, чьи цитаты приводились выше (да и практически всех других, с мнением которых я сталкивался в Сети) — их явная западоцентричность. Навязчивые отсылки к поздней советской истории; к Рейгану, опустившему нефть.

Но мировая экономика 2010-х и 1980-х — две здоровенных одесских разницы. Как по географии производства, так и по географии потребления сырья разными регионами мира. Как можно не учитывать фактора Китая или всей растущей Азии — не только Дальневосточной, но и Южной или Юго-Восточной? Или не принимать в расчетах Латинскую Америку? Или не учитывать, что в могучих, спору нет, двух экономиках Запада (США и ЕС) в настоящее время огромный вес занимают услуги, а в том же КНР — реальное производство. И всё, понимаете, всё, от любой мелкой бытовой фуськи, до самого сложного производственного оборудования производится в Китае и прилегающих к нему ареалах. Конечно, можно, как предлагают некоторые западные аналитики, развернуть полномасштабную торговую войну с Россией. Войну можно, а вот обеспечить торговую блокаду нельзя. Импорт стратегических технологий в Россию и так всегда был под запретом, а заполнить почти всю линейку гражданских товаров Россия сможет и без западных поставщиков.

У Киплинга Маугли «включил» пчел в противостояние сознательно, но сами они о своей роли в схватке волков и собак не подозревали. С современным Китаем подобное исключено. Но то, что страна-«улей» — дальневосточный гигант станет непременным участником (более того — серьезным элементом) стратегической игры «Россия — Запад», безусловно. Пчелам было все равно кого жалить — диких собак или волков. Просто по выстроенной Маугли схеме, под их ярость попали именно псы. Китаю в принципе тоже без разницы, он только за себя — значит, готов дружить со всеми против всех. Думаю, у Маугли-ВВП в голове много схем «дружбы» с Поднебесной. В западных головах, конечно, тоже.

Но в любом случае современная мировая Игра куда сложней, и принципиально многоцентричней, чем это было в начале-середине 1980-х. И определенное время у ВВП&К на сильные встречные ходы, скорее всего, будет оставаться. Если это так, то будущую перелицованную версию холодной войны можно будет воспринимать как еще один инфраструктур-ный проект путинской России — невероятного масштаба начинание. Что там Сочи-2014 или чемпионат мира по футболу…

Годом ранее, анализируя возможные сценарии развития страны, я приходил к выводу, что быть оптимистом в оценке российских реалий и перспектив очень сложно, но едва ли оправдана и позиция полного пессимиста. Россия уже на протяжении ряда веков демонстрирует способность, заметно уступая Западу в эффективности государства и производительности экономики, оставаться одним из ведущих центров силы. И потому она с большой вероятностью сохранится в группе 5−7 ведущих политических игроков, параллельно оставаясь в составе экономической полупериферии. Данный вариант я определил как кон-сервативно-бюрократическую эволюцию (при которой ни одна из центральных проблем, озвученных властью, не будет решена полностью; но и не будет настолько запущена, чтобы уничтожить Россию или глубоко ее дестабилизировать). Однако после марта 2014-го внешние условия для России, очевидно, ужесточатся. Инерционный сценарий становится небезопасным для власти. Реальное ускорение и возросшая эффективность могут стать для нее условием выживания.

.

***

Итак, краткие итоги.

Блицкриг отменятся. Партия предстоит долгая. По крайней мере — это годы. Далее. В саду расходящихся тропок-сценариев будущего первой видится следующая развилка. Будет системная долгосрочная реакция Запада на «проступок» Кремля или нет? Мячик на поле Запада. Ему и решать. Если жесткой системной реакции не будет, всё в России потечет, как и текло до марта 2014 года.

Будет реакция — пойдет мобилизационный вариант. Каким окажется са-мый общий результат — в смысле, сдюжит режим, не сдюжит — не предугадаешь. Послереволюционная Россия справлялась с куда более серьезными историческими вызовами. Как и послевоенный СССР. Более того, многое из нашего «лучшего» в ХХ вв. (военный и мирный атом, Гагарин и космос, экономические успехи и технологические прорывы) прямые ли косвенные, но следствия мощного системного давления Запада, следствия той планетарной стратегической Игры. Но когда это было…

.

«Цена» Крыма — политика

.

Да, было время первого спутника и первой АЭС… И был глобальный советский проект. Что сейчас? Есть ли у ВВП&К свой план планетарного будущего? Соответствующая концепция и идеология? «Нет у них ничего такого, — говорит (в моем свободном пересказе) М. Кантор, художник, писатель и публицист. — Простая чингисхановщина. Увидел доступный кусок пространства, хвать. И дальше поехал…» [http://polit.ru/article/2014/03/07/skif/].

Сложно согласиться. То, что своего проекта нет, это точно. Но в совре-менном мире «операция Крым», не может быть просто актом удовлетворения голода регионального геополитического хищника. Любое подобное действие по факту есть свидетельство политического Олимпийства, а значит message всему мировому сообществу — я тоже могу. Почти четверть века мир получил такие сообщения исключительно из Вашингтона. Даже Китай, под необъятной производительной тушей которого неумолимо сплющивается экономика США и всего Запада, подобных политических заявок не делал.

Собственного мирового проекта у ВВП&К, конечно, нет. Но есть весо-мая заявка на участие в существующем проекте. Кстати, а какой он, этот «существующий»? Забыл, напомните. А?.. То-то и оно. Советский проект лопнул громко, видели и слышали все. Но полвека противостоявший ему либерально-капиталистический как-то незаметно сдулся и потускнел. Есть, он конечно есть. Но на фоне исламского ренессанса или системного китайского (индийского) возрождения выглядит совсем не так чеканно и неизбежно как в начале 90-х.

Всё нынче в мире как-то сложно, туманно, запутано. Есть некие глобальные тренды, течет куда-то человечество, плавают в этом потоке разные политические силы-«акторы», строят как бобры плотины, чтобы человечество текло в «нужную» сторону. И если направляющая русло американская плотина в конце 20 -начале 21 в. чувствовалась макси-мально сильно, то теперь ситуация меняется. Особенно дал это почувствовать последний год, в котором можно выделить три очень разных, но вполне знаковых события: Сноуден — Сирия- Крым.

Все они оказались связаны с Россией. Вначале она нашлась, как страна, способная приветить беглеца, которого боялся приютить остальной мир, включая Китай. Затем не дала главному мировому тигру удовлетворить голод (сменить в Сирии один режим другим), наконец, прямо на глазах этого тигра, готовится отобедать сама (Крым).

Какие еще месседжи о том, что в мировую политику вернулся «Другой» нужны? Здесь вот, наверное, и кроется центральная политическая идея ВВП&К. Россия не против Запада, но она и не Запад. Она — другая. И поскольку «другая», у нее собственный взгляд на мир, свои интересы. И она готова их защищать, вплоть до…

Вот что лучше для современного человечества? Чтобы в мире был один гегемон, устанавливающий единые правила игры и общую для всех справедливость; или чтоб таких гегемонов было два, несколько? Не знаю. Иногда для оперативного спасения жизни людей в африканском захолустье, где президент или повстанцы решили наказать друг друга, попутно истребив полмиллиона гражданской «массовки», наверное, лучше один. Но только реально озабоченный разруливанием подобных ситуаций. А в случае Сирии, хорошо, что Олимпийцев оказалось двое. Мы это видели.

В общем, точного ответа нет и быть не может. Ясно только, что на планете за пределами Запада много «других» миров. Если их не очень видно, не очень слышно — то только потому, что они слабы. В этом плане миссия России (с позиции ВВП&К) может быть проста — защищая свои собственные (то есть, вполне эгоистические) интересы, параллельно в той или иной степени уравновешивать интересы/эгоизм США и коллективного Запада, которого Америка зачастую так эффективно подволакивает под свои собственные задумки. И с точки зрения последовательного либе-рализма наличие ряда (или хотя бы двух) достаточных сопоставимых центров силы, выступающих противовесами друг другу, ближе к реальной демократии, чем раздувшийся до масштабов всего мирового сообщества единственный эгоизм. Даже если он выражает эгоизм либерала. Конечно, куда лучше мировая гармония — единый оркестр стран и народов, где каждый инструмент вставляет свой неповторимый звук в общую мелодию. Но ведь мы не об утопиях…

.

***

Итак, в мировом политическом процессе после марта 2014-го неизбежны перемены. Что сдвинется? Об этом чуть позже. А сейчас несколько слов об одной на разные лады повторяемой либеральной мантре. Агрессор должен быть остановлен! Во что бы то ни стало! Вся мировая история учит одному единственному уроку — агрессор-победитель неукоснительно идет дальше.

Точно, учит. От Македонского и Чингис-хана до Гитлера. Любого мирового масштаба агрессора останавливало только внешнее, равное или большее по силе сопротивление. С одним уточнением. Вся мировая история, за вычетом последних 70 лет уложилась в доатомную эру. С Хиросимой и Нагасаки, идея всемирного господства (энергетика, двигавшая самых амбициозных завоевателей) угасла, не в пример свече из пастернаковского стиха (гореть ей вечно!). Ну, нельзя завоевать страну, которая способна тебя гарантировано уничтожить. Что же остается империям, чувствующим силушку немереную; но потерявшим право на прямое столкновение лоб в лоб (на верную обоюдную смерть)? Ну, кое-что остается. Толкаться вокруг себя, теснить друг друга в третьих странах; дипломатически препираться (и весьма жестко), унижать и оплевывать друг друга на политических форумах и через СМИ. Можно делать взаимные пакости. Наконец можно обгрызать в свою пользу пограничные пространства — лимитрофы (как раз случай Крыма…). Наконец, можно разлагать друг друга изнутри, яблочки подкидывать оранжевые… Ра-ботает, и очень действенно!

А что до «не остановленного» Путина. Помните рекламу одного российского банка? Старенькую, из конца 90-х. «И пошли они дальше, и покорились им и Персия, и Бактрия, и Индия!..» Они-то пошли, а вот Путин никуда не пойдет. Не потому что исправится, станет хорошим мальчиком. А потому что ступить вокруг почти некуда. Прибалтика? Так это и есть лоб в лоб. Закавказье? Так ведь уже мог. Под Тбилиси танки стояли. Сам не захотел. Мельчайшую Южную Осетию, атом один! — и то не включил. Беларусь, Казахстан? Единственных сподвижников?.. Нет времени на детальный анализ возможных дальнейших поползновений ВВП по российскому периметру. Сразу к выводу. Единственном проблемным пяточком в этом плане, наверное, будет оставаться ук-раинский юго-восток. Но об этом сюжете когда-нибудь в другой раз.

.

***

А пока о мировых политических последствиях Крыма. Как должен реагировать главный мировой тигр на заявление России:

— Я тоже тигр… Ну может не тигр, конечно, а леопард или пума… Короче тоже крупный хищник, высшая ступень кормовой цепи планетарного биоценоза.

Страдания мирового альфа-самца невероятны. Ведь это тот самый случай, когда лоб в лоб исключено. Только и остается, что пустить в ход все эти тычки да зуботычины. Лев Шлосберг пишет: «Российскому государству нужно быть готовым к изгнанию из большинства, если не из всех, международных экономических организаций, куда наша страна 25 лет так стремилась, в том числе из „Восьмерки“, участием в которой определяется политический статус государства в современном мире. Теперь это снова будет „Семёрка“. Без России. Россия не сможет больше в числе ведущих мировых держав влиять на мир. Потому что с ней не будут вести диалог, с ней не будут иметь дел».

[http://hvylya.org/analytics/geopolitics/kazus-belli-vladimira-putina.html].

В сказанном много резонного, но много и пафоса, не имеющего отношения к бытовитой повседневности мирового политического процесса. Конечно, неприятным уколом может быть исключение из восьмерки. Но только в том случае, если на место России будет зачислен Китай. Потому что с определенного уровня стратегического партнерства двойка «КНР-РФ», может оказаться во многих мировых делах куда более весомой, чем западная «семерка».

Впрочем, вот эта одна простая манипуляция — вынь одного, вставь другого, разом высвечивает отсутствие коллективного Запада. Не поехать на саммит восьмерки в Сочи, сорвать его — это вполне реально. А вот изменить состав восьмерки указанным образом… Поживем, посмотрим.

Впрочем, большее практическое значение в текущей мировой политике имеет место РФ в Совбезе, из которого ее не исключат по определению. Как не исключат ни из одной мировой структуры, в которых когда-то состоял СССР. Остается ВТО. Но очень сомневаюсь, что в этой организации нам покажут на дверь (потому как кто кому нужнее — непо-нятно).

Конечно, можно принять в НАТО Грузию. И велика вероятность, что примут. Но, учитывая, что лоб в лоб все равно нельзя, приближение натовской силы к РФ из турецких пределов в грузинские, мало что меняет в стратегической диспозиции сторон. Путь Украины в НАТО будет в любом случае куда более извилистым. Но даже если незалежная его осилит, у России остается возможность напичкать свои западные рубежи (в том числе Калининградскую область) таким количеством нуклеарных подарков, что пугливой Европе будет гарантирована вековая бессонница и окаменевший от страха сфинктер. И это, опять-таки при полном согласии с двух сторон, что прямое столкновение исключено.

Речь, стало быть, о новой гонке вооружений. Бессмысленная сама по себе она, конечно, может быть вновь использована, как способ истощения России. Но ведь мы наступали на эти грабли. Кому, как ни ВВП помнить об этом. Не потому ли в постсоветское время Россия все время тренируется с ассиметричными ответами.

В целом, как ни крути — показательного линчевания не выходит, никаких шпицрутенов и «сквозь строй». Просто, новый этап вечной геостратегической игры, в которой Россия на центральных ролях уже какой век. И если последствия «операции Крым» срежут в одном месте ее политические бонусы и дивиденды, то в другом может и нарасти.

Игра продолжается…

.

«Россияне» — чем заплатим мы

.

Итак, у меня нет сомнения, что там наверху-наверху-наверху группа сподвижников (ВВП&К) в эти дни перешла свой Рубикон, прокричала ритуальное: «Мы принимаем бой!».

И они его примут. Стало быть, примем и мы, по факту проживания в России. Стоит бояться? Не стоит. Практически все мы (я о местных членах нашего писательского союза), люди вполне возрастные. Родились в СССР, росли в нем и учились, создали семьи и завели детей. Нам ли бояться нового ледникового периода? О котором мне мнится следующее. Прежде всего, что его не будет, если представлять себе нечто сходное с классическим советским железным занавесом.

Не отменить массовых чартеров на пляжные лежбища Европы, Азии, Африки; Рублевок и яхт; дорогих бутиков и подиумов; массового потребления (что материального, что духовного) для массовых нас. Как не отменить свободы мысли, интернета, социальных сетей. Или, наконец, возможности плюнуть себе под ноги и уехать из «этой» страны в любую другую. Ну, куда возьмут, конечно.

Да и нет такого желания у ВВП&К — отменить всё перечисленное. Ведь, нет же у них собственного альтернативного проекта! Их в принципе всё устраивает. Кроме одного. Что есть какие-то другие пацаны, которые постоянно делают пальцы веером и цедят: «мы здесь самые крутые. Если что собираетесь делать, короче, нас спрашивайте…»

Вот они и пошли против тех пацанов. А если без шуток про пацанство, то ВВП&К не могут не понимать, что без развитого динамичного общества, свободной мысли, культурного и технологического динамизма (значит, и Сети, социальных сетей и т. д.) перспектив на политическое сохранение у них нет.

При таком понимании, «окукливание» режима о котором пишут Ю. Латынина и многие другие, может быть только ограниченным, сосредоточенным в отдельных сегментах социальной жизни, где власть видит реальную опасность для своего сохранения. В частности она действительно напугана эффективностью оранжевых технологий. И потому именно на этом направлении прессует «с запасом», который может представляться как общий рост авторитаризма в стране. Однако системный характер роста последнего на мой взгляд пока не прослеживается.

Другое дело явная тяга к традиции, «духовным корням», базовому кон-серватизму, столь заметная в последние годы. Думаю, что ВВП вполне ис-кренне считает, что многое из происходящего сейчас в социальной жизни Запада (однополые браки и т. п.), есть деградация и явное разложение, век-тор, ведущий в никуда. И считает, что вверенную ему страну надо уберечь от инфильтрации подобных явлений (в этом, кстати, подавляющая часть населения на его стороне).

Учитывая набирающую силу информационную войну, между Западом и путинской Россией, очевидно будут продолжены и ограничительные действия в сфере деятельности электронных и/или печатных СМИ. Но если даже в советский период было абсолютно невозможным закрыть информационное пространство страны от вражеских голосов, что же говорить о современности?

Так или иначе, но я не думаю, что существующее на сегодняшний день пространство нашей индивидуальной и коллективной свободы в ближайшие годы будет сколько-нибудь серьезно сокращено. Более того, не могу отвязаться от мысли, что на будущих федеральных выборах власть постарается отказаться от прямого шулерства. В условиях жесткого противостояния, и памятуя о Болотной, она попробует не покидать рамок формальной демократии. В этих целях уже был изменен способ формирования депутатского корпуса Думы, позволяя единороссам брать свое, не прибегая к масштабным подтасовкам. Ну, а ВВП в них не нуждается тем более.

.

***

Остается пожелать всем нам здоровой долгой жизни. Потому как инте-ресно посмотреть, что будет дальше.

Ну, а на извечный вопрос русской интеллигенции — «с кем вы мастера культуры?», для меня ответ очевиден — с Россией, с ее системным прибытком и благополучием. Если по тем или иным причинам и соображением, под давлением внутренних или внешних факторов ВВП&К сумеют диверсифицировать экономику, ощутимо укоротить коррупцию, сократить/остановить вывоз капитала, увеличить без потери качества долю отечественных товаров на полках магазинов — я буду только «за».

Я желаю успеха модернизационно-оптимизационному сценарию развития страны, прекрасно понимая, что он не может обойтись и без мобилизационной составляющей. Конечно, у меня большие сомнения, что этот проект ВВП&К по плечу. Но в любом случае партийный принцип «чем хуже для страны, тем лучше!» не для меня. Буду только рад экономическим, технологическим, социальным успехам власти.

А если эти успехи будут достигнуты за счет усечения индивидуальных демократических свобод, дальнейшей капсулизации режима? Наверное могу показаться идиотом (утопистом, мечтателем), но я почему-то уверен, что в плане «свобод» мы уже находимся недалеко от допустимого минимума. И дальнейшее закручивание гаек будет прямо бить по жизнеспособности режима. И власть это понимает.

Очень надеюсь, что моими устами не только мимо рта мед пить.

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 7

  1. Ольга Андреева

    Да… При чём тут мы, когда такие дела в Империи…
    Вдохновиться имперской идеей у меня не получается пока. Видимо, врождённый дефект. Возможно, мы с этим Маугли совершенно различной крови.
    Серёжа, а можно вопрос?
    Когда читала о мировых политических последствиях Крыма — прежде всего ожидала увидеть — что Путин предотвратил страшную угрозу нашей безопасности!
    А как же, ведь это главный козырь всех «провоенных» текстов последних дней — вот вроде этого: (http://newsland.com/news/detail/id/1 260 529/)
    .
    «Гипотетическое вступление Украины в НАТО — это вещь посильнее, чем неизбежная, кажется, ее ассоциация с все же мирным ЕС. Тогда, не исключено, сбудется страшный сон российских генералов: американские военные базы появятся возле Ростова-на-Дону, их противоракеты — у Белгорода и Брянска, эсминцы под звездно-полосатым флагом — в Азовском море и у причалов в сотнях метрах от памятника адмиралу Нахимову в Севастополе.
    Собственно, нечто подобное Соединенные Штаты уже показали нам в 2011 году, когда в Черное море в рамках очередных международных американо-украинских учений „Си бриз“ внезапно вошел их крейсер „Монтерей“ с системой „Иджис“ на борту. Той самой системой „Иджис“, которая может составить систему направленной против России противоракетной обороны США. Возможность ее развертывания на морских и океанских направлениях после отказа Чехии от размещения систем ПРО на своей территории всерьез рассматривается Пентагоном.
    Появление „Монтерей“ у наших южных границ вызвало нескрываемое раздражение Москвы. Крейсер покрутился в Черном море и ушел. Но он ведь может не просто вернуться. И не один. И надолго встать к украинскому причалу в Севастополе, если на него нанесут натовскую маркировку. Чем ответим тогда?»em>
    .
    Ведь именно наличие такого страха только и способно заставить обычных людей, не-имперцев, стерпеть, позволить, допустить агрессию… Значит, это всё-таки миф?
    .
    Эссе просто потрясающее, надеюсь, у него будет куда более широкая аудитория, чем круг читателей нашего сайта. И как можно скорее. Хотя тема актуальности долго не утратит.
    Сумбурный и противоречивый хаос свалившейся на наши головы из сети информации отступает перед стройной и логичной системой твоих доказательств.
    И ещё — не так тревожно было все эти дни — благодаря твоим публикациям, поскольку точно знаю — твоими устами не только мёд пить. Спасибо.

  2. Борис Вольфсон

    Дорогой Сергей! Третья счасть Вашего исследования показалась мне очень интересной и в общем и целом убедительной. Лейтмотив четвертой части «нас гребут, а мы крепчаем» меня, честно говоря, не убедил. Я смотрю на перспективы развития нынешней ситуации гораздо более пессимистично, нежели Вы. Не хочу вторгаться на чужое поле (я все же математик, а не социолог) и просто рекомендую немногочисленным читателям нашего сайта познакомиться с интервью директора «Левада-центра» Льва Гудкова в «Газете.ру», которое озаглавлено «Путин перестал быть «тефлоновым»:
    http://www.gazeta.ru/politics/2014/03/13_a_5 948 629.shtml.

  3. Екатерина Гонзалеc-Гальего

    Спасибо, Сережа, за публикацию. Очень во многом с тобой согласна.
    Хочу добавить к этому следующие вопросы, над которыми, как мне кажется, следует подумать.
    1. Почему некоторые так стремятся не просто сохранять с Западом хорошие отношения, но и думать, и чувствовать в западном ключе, считая мнение политиков США и Западной Европы единственно правильным, а ориентацию на это мнение — единственно возможной?
    2. Последнее время много говорилось об интеграции России в Европу. Европейцы нас в себя принять не очень хотят, объятий и границ нам не открывают. Потому ли, что мы, как некоторые говорят, агрессивные? Где и когда мы вели сильно агрессивную политику по отношению к другим странам? Как мне, историку по образованию, кажется, мы чаще отвечали на агрессию со стороны и всегда на пределе своих сил и возможностей. Возможно, в отличии от нас европейцы иногда смотрят на карту Евразии и отказываются понять почему такая большая (так и нависает над всей Европой), богатая и самобытная страна, как Россия хочет интегрироваться в маленькую престарелую Европу. Странное желание России вселяет страх в европейцев, а мы выгладим при этом, как медведь ревущий: «иду к вам, буду вас любить!»
    3. Будет ли Европа отказываться от нефти и газа? да, постепенно, наверное, от части поставок откажется. Но есть большой рынок на Востоке, как верно подметил Сергей, есть Латинская Америка (мир вообще большой, в нем не только США и Европа (весьма неоднородная Европа, как скоро станет видно, хотя видно уже и сейчас)!
    Но дело совсем не в этом. Нам самим пора бы отказаться от массовой продажи нефти и газа (данные продукты являются кровью земли и их чрезмерный перерасход вреден планете). Пора искать альтернативные источники энергии (и вовсе не атомные, как некоторые подумали), развивать не ресурсную часть экономики, а в особенности современные скоростные виды транспорта (для размеров нашей страны вопрос архиважный, как говорил один известный политик).
    4. Если кто-то обращается к теме пророчеств, то возникают имена Ванги и Нострадамуса. Но в России бала своя пророческая линия, вышеназванным пророкам не уступающая. Перечислять имена и пророчества не стану, иногда и имен-то нет, например, кому что-то скажет имя оптинского старца Амвросия. Но общее содержание предсказаний на сегодняшний период таково: земли вокруг России будут потихоньку собираться на основе желания жителей этих земель. У нас есть веками выстраданное пространство Русского государство, предстоит увидеть воочию, каково оно на самом деле. На это потребуется время, возможно 100 лет. Путин только предтеча грядущего народоводителя, он свою миссию правителя в переходный между эпохами период старается выполнить — где-то на «тройку с плюсом», где-то «на четверку с минусом». Россия страна сложная и мало предсказуемая, на Запад ей оглядываться не стоит, не потому что там всё плохо или хорошо, а потому что — нам не подходит. Угадывать повороты судьбы России могут только те правители, которые являются народоволителями, слышат голос коллективной души этноса, его Эгрегор. Такой народоводитель должен появиться в России на рубеже 30-х годов сего века.
    5. США чрезмерно волнуются по поводу Крыма и вообще своей роли в истории мира. Пора начать волноваться по поводу своей денежной и банковской системы, волноваться по настоящему. Оценить экономику, особенно производство, а также последствия добычи сланцевого газа. Перспективы могут оказаться не радостными.

  4. Ольга Андреева

    Запад «открыл бы нам свои границы», в смысле, безвизовый въезд, если бы мы сделали визовый въезд в Россию из Таджикистана, чтобы пресечь наркотрафик.
    А сейчас в самое ближайшее время безвизовый въезд в Европу откроют Украине — и следовательно, нам в Украину придётся ездить по визам. Я представляю эти огромные очереди…

  5. Екатерина Гонзалеc-Гальего

    Дорогая Оля, несколько цитат для тебя.
    «Афганский наркотрафик: основные маршруты. Справка.
    Тема: Пресс-конференция главы ФСКН России. Существует несколько маршрутов транспортировки произведенного в Афганистане опия, который по пути (в Афганистане или за его пределами) в специалабораториях превращается в героин.
    Из этих маршрутов главными явлются: балканский (через Иран (вариант — в Пакистан к порту Карачи и далее — морским путем, Турцию, балканские страны и далее — в Южную и Центральную Европу по направлению к Нидерландам) и северный (или „шелковый путь“). В последнем случае главным магистральным направлением считается совокупность маршрутов, проходящих через Таджикистан, Кыргызстан (или узбекистанскую часть Ферганской долины), Казахстан, Россию и далее через Украину, Белоруссию либо страны Прибалтики в Восточную Европу, Германию и Нидерланды. Различные ответвления маршрута идут через афганско‑узбекскую границу и Казахстан (в середине 1990‑х гг. один из главных северных путей проходил через г. Термез, оттуда — в Карши, Бухару, Ургенч, Нукус и далее через плато Устюрт в Казахстан и Россию), через афганско‑туркменскую границу — в Казахстан или Азербайджан, в большинстве случаев выходя после этого к российской территории, однако иногда направляясь в обход ее, в частности через Турцию».
    «На данный момент Афганистан является поставщиком 93% опиумного мака, используемого в мире для производства героина. По оценкам ООН, в Афганистане сейчас выращивается даже больше опиумного мака, чем опиатов потребляется во всем мире. «В прошлом году на территории Афганистана было произведено около 8 тыс. тонн опиума», — заявил Антонио Мария Коста, директор Управления ООН по контролю над оборотом наркотиков. При этом, согласно его данным, за этот же период потребление опиума в мире составило около 4 тыс. тонн.
    Согласно ряду докладов наблюдателей ООН, афганский опиум, поставляемый на международный рынок, вырабатывается как раз в тех провинциях Афганистана, где дислоцированы основные контингенты войск НАТО.
    Ранее США заявляло, что наркобизнес в Афганистане полностью контролируется «террористами», и поэтому войска НАТО не могут остановить наркотический хаос. Теперь этот аргумент становится не серьезным и перестает удовлетворять экспертов. Ситуация в Афганистане все-таки контролируется, американское военное руководство регулярно рапортует об уничтожении боевиков. А ситуация с наркотиками, между тем, именно в этих районах усугубляется еще больше, так как в результате действий американских войск гибнет прежде всего много мирных граждан.
    По мнению экспертов, американцы не только закрывают глаза на производство наркотиков местным населением. Они его сами активно поддерживают. США проводят последовательную тактику разрушения местной инфраструктуры, провоцируя население на поиски нелегальных источников доходов. И торговля наркотиками прикрывается американскими спецслужбами.

    Получается определенный вывод: США зарабатывают огромные деньги на обороте наркотиков, используя собственные вооруженные силы. Маршруты транспортировки наркотиков, как ни странно, совпадают именно с теми странами, в которых находятся подразделения американских войск (Ирак), откуда они идут в Боснию и Герцеговину, Косово, Германию, Испанию, Киргизию и так далее. Иными словами, прямой маршрут транспортировки наркотиков точно совпадает с районами, где находятся американские военные базы.
    Большая часть наркотиков из Афганистана вывозится именно воздушным путем. Циркуляция наркотиков в мире между американскими военными базами не поддается практически никакому контролю, утверждают эксперты. За годы оккупации Афганистан превратился в страну, которая больше не экспортирует опий-сырец. Теперь на территории Афганистана построены мощные химические перерабатывающие заводы, и Афганистан в настоящее время экспортирует не опий, а героин.

    Зачем США ввели войска в Афганистан? Понятно, что не для того, чтобы ловить полумифического Усаму бен Ладена. США оккупировали Афганистан для того, чтобы наладить в нем гигантское по масштабам производство наркотиков. Что и было успешно сделано. Зачем Вашингтону наркотики? Зарабатывать деньги? Деньги американскому правительству зарабатывать нет никакой острой необходимости. Они их просто печатают, бесконечно увеличивая свой национальный долг. Деньги в данном случае для правительства США — просто побочный эффект. Американцам нужны афганские наркотики, чтобы дестабилизировать обстановку в регионе, в том числе и в России".

  6. О. Л.

    Еще раз любимая цитата из Поля Валери — в новой редакции: «Политика — это искусство заставить людей рассуждать о том, в чем они не смыслят».

    И в качестве бонуса к ней — один из любимых анекдотов.

    В окопах первой мировой войны плечом к плечу немец и австриец.
    На них с громовым ура надвигается атакующая цепь русских.
    НЕМЕЦ (скрипнув зубами). Положение серьезное, но не безнадежное.
    АВСТРИЕЦ (жизнерадостно улыбаясь). Да брось ты, Ганс! Положение совершенно безнадежное. Но не серьезное.

    И еще отрывок из любимой книжки Виктора Курочкина «На войне как на войне» (в пересказе):

    — Ну как дела, Саня?
    — Да так, Гришка, как-то хреново всё.
    — Не горюй: будет еще хуже.

  7. О. Л.

    Едва отправил предыдущий отклик, как пришло письмо от Станислава Заречанского из Новосибирска с подборкой стихов для «Ковчега».
    Не могу отказать себе в удовольствии процитировать хотя бы две строфы. Они прекрасно коррелируют с комментами Екатерины:

    Нам паденье рубля б не бояться,
    Олимпийский огонь уберечь!
    Нам бы выстоять, вытерпеть братцы!
    И Америки чучело сжечь!

    Всем Россия уже доказала:
    Может, радует, мира предвестница.
    Ни к чему ей влияние запада.
    Есть своя, до Всевышнего, лестница!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.