Написать автору
Оставить комментарий

avatar

22−24

22

Вот вы и добрались до обещанной мною 49-й страницы, читатель. И, наконец, получили долгожданный труп. Но я-то, я-то его не ждал… В том, что тело Ракитина безжизненно, сомнений не было: не то что пульс не прослушивался — это само собой разумеется, — но и рука, которую я прощупал, уже остыла. Он был мёртв.

Представьте себя на моём месте, читатель. Что бы вы почувствовали? Как бы перенесли этот переход от остроты жизни и счастья, переполнявших меня, к тупой бессмыслице небытия?..

— Кто это? — спрашивает Марина, прислоняясь к моей спине.

— Один хороший человек.

— Ему можно помочь?

— Боюсь, что уже нет, — отвечаю я.

Первым порывом моим было — бежать в вестибюль, срочно звонить… Но куда? В скорую? Бессмысленно. В милицию? Да, конечно, но…

Но… Все мы знакомы с нашей милицией, и связываться с нею в такой ситуации значило получить на свою голову массу лишних хлопот и осложнений, а кроме того… Мне припомнился известный пример из науки логики: если вы видите человека, вынимающего нож из груди убитого, не спешите с выводом, что именно он убийца, — возможно, это просто случайный прохожий… Я-то и очутился в роли этого случайного прохожего, но в том, что здешние стражи порядка так уж глубоко изучили логику, очень и очень сомневался. Доказывай им потом, что ты не верблюд. А со мной к тому же ещё и Марина — уж её-то мне ни в коем случае не хотелось впутывать в эту кровавую историю. Так что я решил не поднимать паники, а обдумать всё спокойно. И прежде всего попытаться понять, что же случилось с Семёном Семёновичем.

Но не при Марине же заниматься осмотром тела. Это зрелище не для женских нервов.

— Мариночка, пожалуйста, иди к себе.

— А ты?

— Попробую разобраться, что с ним произошло.

— Это долго?

— Думаю, что нет. Но точно не знаю.

— Тогда я подожду тебя в холле.

— Не стоит, чтобы нас сейчас видели вместе. Поднимайся на свой этаж. Когда вернусь — позвоню тебе. Скажи мне номер.

— Тринадцать-тринадцать.

— Ого! — невесело шучу я. — Целых две чёртовых дюжины. — Потом спохватываюсь на ходу: — Но две уже не в счёт — не так ли?..

— Будем надеяться, — тихо отвечает она.

Я вывел её из зарослей и вернулся к Ракитину.

Струи дождя уже просачивались сквозь полог из сцепившихся крон и капали в тёмную лужу вокруг его головы. Он лежал на спине, одетый в ковбойку и спортивные брюки, и почему-то босой. Вернее, правая нога была босой, а на левой, носком вверх, торчал сланец. Трудно было предположить, что Ракитин вышел прогуляться только в одном. Где же другой? Я пошарил ногой поблизости — не нашёл. Искать в сплошной тьме и под дождём?.. Бесплодное занятие. Да и зачем он мне!..

Никаких ножей в теле не было. Никаких ран — тоже. Кроме той, что расколола и раздробила его череп. Похоже было, что он разбился, упав с большой высоты.

Я задрал голову и посмотрел вверх. Светились три окна самого высокого из жилых этажей. Если я правильно рассчитал, это были покои Куинбуса. В единственном окне номера Ракитина, расположенного тремя этажами ниже, как и во всех соседних, царила тьма. Как и на моей, противоположной, стороне здания, здесь, между двумя рядами лоджий, свисала пожарная лестница…

Неясная мысль, требующая проверки, подтолкнула меня — я не раздумывая подпрыгнул, уцепился за нижнюю балясину, подтянулся на руках и полез вверх.

23

Это был довольно опрометчивый поступок.

Во-первых (не напрасно я сказал про неё — свисала), лестница… Ну, не раскачивалась, к счастью, но довольно ощутимо ёрзала в своих креплениях. Во-вторых, была чертовски ржавая и мокрая, хотя дождь в этот момент взял небольшую передышку. Наконец, то, ради чего я по ней взбирался, явно выходило за пределы дозволенного: проникать ночью в чужой номер — это уже, так сказать, деяние, подлежащее пресечению. Впрочем, тогда мне некогда было обо всём этом размышлять, потому как всё внимание уходило на то, чтоб не сорваться. Но не зря ж я когда-то был моряком и в хороший штормик лазил, острых ощущений ради, на верхушку мачты…

Добравшись до лоджии Ракитина, я осуществил ещё более рискованный трюк: держась за лестницу правой рукой, левую ногу поставил на бетонные перила лоджии. Тут мне повезло: они были сделаны достаточно широкими, чтоб ступня держалась устойчиво. Левой же рукой ухватился за край стены с выступом и перенес на перила вторую ногу. Таким образом, я оказался стоящим на перилах, откуда спрыгнуть на пол лоджии не составляло уже никакого труда.

Что мне здесь было нужно? Ради чего я проделывал все эти акробатические номера? Я и сам точно не знал. Просто предполагал, что какая-то деталь в комнате подскажет мне, как и почему Ракитин оказался лежащим внизу с расколотым черепом и сланцем на левой ноге…

Дверь в комнату была приоткрыта. Но прежде чем шмыгнуть туда, я задержался. Мне пришло в голову, что не стоит топтаться там, оставляя следы. Поэтому я снял замызганные кроссовки и, связав их шнурками, повесил на шею. Потом осторожно вошёл внутрь.

Через носовой платок я нажал выключатель, огляделся. Обстановка вполне мирная, никаких следов борьбы. Хозяин комнаты (бывший хозяин — надо было сказать), при всей своей внешней безалаберности, был, очевидно, аккуратным мужчиной. Стопка папок на столе. Кипа белой бумаги. Койка заправлена. А — вот небольшой недочёт: на тумбочке початая бутылка и стакан. Я присмотрелся к бутылке — как будто та самая, да и содержимого, похоже, не убавилось. Выходит, даже выпить не успел Семён Семёныч. Или не захотел? Ну, а мне-то это сейчас как раз кстати. Для прогрева и тонуса.

«Светлая память тебе, поэт Ракитин».

Всё с тем же платком в руке я взял бутылку, зубами вытащил капроновую пробку.

«Как же это тебя угораздило, Сёма?..»

Я сделал три больших глотка и отдышался. Та самая чача. Оставалось ещё на полглоточка. Для кого её теперь беречь?.. Я выплеснул в глотку остаток и вышел в прихожую.

Пожалуй, именно это я и ожидал увидеть: ключ с увесистым брелком в форме слоника торчал в дверях. Я проверил — дверь была заперта изнутри.

24

Если вы большой дока по части детективных сюжетов, читатель, то, конечно, наслышаны о «тайне запертой комнаты». Сколько загадок, с ней связанных, насочиняли изощряющиеся авторы!.. Я не прочь бы добавить к ним ещё одну. Но в нашем-то случае комната была закрыта только с одной стороны. И не требовалось семи пядей во лбу, чтобы сообразить: коли дверь заперта изнутри, значит, хозяин вышел через лоджию. Весь вопрос только в том, по своей воле или по чьей-то ещё?.. А если по своей, то с какой целью и в каком направлении?..

Ох, и не хотелось мне опять изображать пожарного, тем паче что за окном полило пуще чем прежде (недолгой оказалась передышка), но, как и у Ракитина, другого пути у меня не оставалось. Нужно было проверить ещё одну догадку.

Перед тем как выбраться наружу, я намочил в ванной полотенце и тщательно вытер свои следы на полу и перилах лоджии. Предосторожность, может быть, и излишняя — такой ливень пожалуй что всё смоет. Ну, да бережёного Бог бережёт.

Я уселся, свесив ноги вниз, на перилах и призадумался: надевать кроссовки или нет. Решил надеть. Скользко без них и мокро. Полотенце скомкал и вниз швырнул — казённое, между прочим. Ну да семь бед — один ответ. И махнул опять на свою пожарную лестницу.

Тот ещё кайф! Над морем небо от молний трескается, гром уже поблизости прокатывается, вода хлыщет, а я себе карабкаюсь вверх — и весело мне. Нет, не забыл я о гибели Ракитина, но когда человек со стихией природной один на один — этакий азарт жизнерадостный у него появляется, этакая мощь первобытная в нём звенит!.. Да ещё чача, конечно, подействовала… Но расслабленности никакой: каждая мышца, каждая жилка, каждая пора кожи дышит чутко и свой манёвр знает — страха и в помине нет!..

Чем ближе к цели моей, тем лестница сильней ёрзает, люфт со стеной увеличивает, — ну, думаю, Господи, пронеси… Вот уже лоджия Куинбуса слева от меня светится, а на темнеющей справа вдруг кто-то появляется и подходит к перилам.

Я прижимаюсь к стене, чтоб остаться незамеченным, присматриваюсь… Да это же Марина! Вот так совпадение! Хотя что тут удивительного — она ж говорила, что у них с Зоей люкс, и этаж тринадцатый, всё естественно. Как бы её не напугать!..

— Марина, — вполголоса окликаю её я и, когда она вздрагивает и поворачивает голову, поспешно добавляю: — Только не пугайся ради Бога! Это я.

Даже самая лучшая женщина — прежде всего женщина и в непредвиденных обстоятельствах не в силах сдерживать эмоции.

Она негромко вскрикивает, отшатывается, всплескивает руками, потом восклицает:

— Анджей! О Матка Бозка! Что ты там делаешь!..

— Тише, Мариночка, успокойся! Пожалуйста, не волнуйся и слушай меня внимательно. Мне нужно заглянуть на минутку к твоему соседу.

— Ты с ума сошёл! — голос её дрожит, но чувствуется, что она пытается овладеть им. — Ты же упадёшь!.. — она подходит к ближнему от меня углу лоджии и высовывается наружу.

Больше всего мне сейчас хочется прыгнуть к ней, обнять и утешить. Но я ещё не выполнил задуманного.

А дождь, между прочим, хотя уже и не хлещет, но поливает безудержно и бьёт её по волосам.

— Убери голову, причёску испортишь! — кричу я с неподдельным ужасом.

Она поспешно отступает на полшага назад; кажется, ливень чуть-чуть охладил её эмоции, поэтому я пытаюсь воздействовать на неё силой логики:

— Марина! — говорю я жёстко и резко. — Пожалуйста, возьми себя в руки и выслушай меня спокойно. Мы оба с тобой прикоснулись к какой-то скверной истории. Я хочу в ней разобраться. Для этого мне нужно на минутку заглянуть к вашему соседу. Только на минутку. А потом, если ты меня пустишь, я перелезу к тебе. Честное слово, я мечтал бы сделать это сию же секунду. Но мне нужно побывать там.

Кажется, она немного успокоилась. По крайней мере, внешне.

— О Езус! — вздыхает она и говорит (как тогда, на берегу, — целая вечность с тех пор!), то ли укоризненно, то ли восхищённо: — Ты не просто мальчишка, ты безумный мальчишка! Но я умоляю тебя: не падай — я этого просто не переживу!

— Я тоже, Джульетта! — весело кричу ей я. — Поэтому не стану падать. А пока приготовь что-нибудь выпить. У вас найдётся?

— Был какой-то ликёр.

Я делаю гримасу. К счастью, Марина этого не замечает.

— Ладно, — говорю я. — Пусть будет ликёр. Надеюсь, Зоя уже спит?

— Ох! — вскрикивает она. — Ты так меня напугал, что у меня всё выскочило из головы. Послушай! С Куинбусом тоже случилось какое-то несчастье! Он без сознания. Эухения звонила в скорую. Она ждёт в вестибюле машину. Зоя пошла вниз, успокаивать её. Тут целая катавасия была. Беготня, крики. Я обещала тоже спуститься, после того как дождусь твоего звонка.

Я на секунду задумываюсь, размышляя над этой новостью. Конечно, с точки зрения помянутой науки логики вовсе не обязательно, чтобы она была связана с предыдущей. Но то, что мне было известно об отношениях между Ракитиным и Куинбусом, указывало на почти стопроцентную вероятность такой связи — по крайней мере с позиций простого здравого смысла. Не говоря уж об интуиции.

— Джульетта! — командую я мягко, но твёрдо. — Иди в комнату. Продолжай ждать моего звонка. Заодно включи, пожалуйста, свет — с ним мне будет сподручней. Приготовься к приёму гостя. Он явится через пять минут. И не думай ни о чём плохом. Мне и самому надоело под этим душем. И не настолько я безумен, чтобы лишиться свидания с тобой, — заканчиваю я весело.

Она украдкой крестит меня и уходит.

Всё-таки она лучшая женщина в мире! Кто бы ещё в такой ситуации понял всё так быстро, почти с полуслова, и подчинился так беспрекословно!..

Свет зажигается… а у Куинбуса почти одновременно гаснет. Будто от одного выключателя. Что за чудо! Я подвигаюсь влево, чтобы осуществить манёвр по собственной переброске на перила куинбусовской лоджии, и в отражённом свете из окна Марины, почти под рукой у себя, замечаю… скобу крепления, свободно «гуляющую» в пазе стены. Да!.. Вовремя моя Джульетта щёлкнула выключателем!..

Но это не всё, что я вижу. Именно в этом месте, между боковой стойкой лестницы и стеной, застрял тот предмет, который я ожидал встретить где-то на своём пути. Ну, не то чтобы ожидал, но не исключал такой возможности. Застрял там «недостающий» сланец Ракитина.

Продолжение где-то было

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.