Написать автору
Оставить комментарий

avatar

***

Всё, что, возможно, останется — корни слов,

суффиксы, префиксы — всё разлетится в прах.

Ветви, простёртые от вековых стволов,

скомканы, сломлены, согнуты на ветрах.

Чем изгибаться, так лучше вообще молчать

и на корнях не покоиться, как болезнь…

Больше не больно, и незачем звать врача,

всё, что он пишет в рецептах — сплошная лесть.

Трудно сквозь камни расти на вершинах снов, —

вещие ветры к подножию гнут и гнут.

Время теряет не худших своих сынов

и остаётся в тени роковых минут.

Листья осыпались с брошенных крон давно,

прежде, чем время к земле привалило речь,

комли на корни зачем-то пошли войной:

рота к оружию, выстрелы и картечь…

Речь незнакома уже и едва жива, —

видимо, время ещё не совсем пришло

суффиксы, префиксы заново наживать,

если останутся всё-таки корни слов.

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 2

  1. Людмила Шутько

    Далековатые понятия сопрягаются весьма органично целыми пластами: язык, пейзаж, больница, война. Целостная картинка при этом, естественно, недостижима, но это окупается целостным впечатлением (сверх ряда сравнительно мелких, более или менее актуальных и неожиданных перекличек типа «речь стала незнакомой, возможно, потому, что война разделила носителей когда-то единого языка»). Через изображение повсеместного развала проступают общие законы, благодаря которым мир остается единым вопреки всему.
    Лично мне здесь больше всего понравились: перенос между 1-м и 2-м стихом (робкое, но исполненное-таки обещание, что корни не постигнет судьба суффиксов и приставок) и «обратная» градация от более страшного «скомканы» к менее разрушительному «согнуты».
    Общий смысл трагичен, если вдуматься: ведь самобытность языка определяется прежде всего грамматикой, а не корнями — их-то можно заимствовать в изрядных количествах без малейшего ущерба для собственного языкового строя. Если стихотворный монолог представляет собой завещание миру от имени некоего гибнущего языка, он звучит более чем достойно. Это был, наверное, очень красивый язык сильного народа, который обогатит всех, кто позаимствует корни. Хотелось бы, чтобы для нас прозвучавшее завещание как можно дольше оставалось только зарисовкой альтернативной реальности.

  2. Людмила Бурцева

    Если взять за основу вечное «Вначале было Слово», сразу соглашаешься с автором этого стихотворения: «Всё, что, возможно, останется — корни слов», — и тогда не страшно пережить вселенское цунами: внутренних противоречий личности, столкновения амбиций государственных деятелей и стран, беспорядок в головах и в пространстве, жёсткую риторику пропаганды противоборствующих сторон.
    На мой взгляд, Мария заглянула в корень общечеловеческих проблем, выстроила до боли достоверный звукоряд.
    И всё же это оптимистическое стихотворение. Ни одно цунами не бывает вечным. Корни слов оплели землю, стали прочным каркасом. От них пойдут новые формы.

    «Речь незнакома уже и едва жива» — но это на поверхности, а внутри — необратимый процесс созидания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.